Катынь.

Нигора
Сообщения: 2777
Зарегистрирован: 31 окт 2005, 10:22
Откуда: СССР

Катынь.

Сообщение Нигора » 28 июл 2006, 09:46

Обращение к гражданам СССР, Польши и других стран.


На протяжении ряда последних лет отдельными российскими гражданами на общественных началах, одновременно с официальным юридическим расследованием уголовного дела №159, проводившимся в 1990-2004 г.г. сотрудниками Главной военной прокуратуры РФ и параллельно с польским расследованием, проводящимся в настоящее время сотрудниками Института национальной памяти в Варшаве, проводится независимое частное расследование истинных обстоятельств Катынского дела.

В ходе данного независимого расследования были обнаружены неизвестные ранее архивные документы, получены свидетельские показания и выявлены иные доказательства, убедительно подтверждающие выводы комиссии академика Н.Н.Бурденко 1944 года, а также неопровержимо свидетельствующие о крупномасштабной, беспринципной и преступной фальсификации Катынского дела, проведенной в 1988-1991 г.г. руководством КГБ СССР при содействии работников ЦК КПСС и сотрудников Главной военной прокуратуры СССР.
В частности, в июне 2004 года в архивах были обнаружены неизвестные ранее документы 1940-42 г.г., подтверждающие факт существования к западу от Смоленска трех так называемых «лагерей особого назначения», в которых в 1940-41 г.г. содержались бывшие польские военнослужащие и государственные чиновники, вывезенные в апреле-мае 1940 г из трех спецлагерей НКВД СССР для военнопленных.

Выяснилось, что указанные «лагеря особого назначения» в 1940-41 г.г. ни в коей мере не являлись лагерями для военнопленных, а представляли из себя территориально-производственные структурные единицы Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР (Вяземлага), так называемые «асфальто-бетонные районы» (АБР).

Вяземлаг НКВД в 1936-1941 г.г. занимался строительством новой автомагистрали Москва-Минск. С конца 1939 года в составе Вяземского ИТЛ имелись 11 «асфальто-бетонных районов» (АБР). Начальником Вяземлага и Управления строительства автомагистрали Москва-Минск НКВД СССР в 1939-41 г.г. был инженер-подполковник Г.А.Саркисьянц, заместителем начальника по лагерю – Н.К.Агафонов, заместителем начальника по строительству – Б.А.Вольфсон .

После окончания летнего строительного сезона 1940 года и успешной сдачи в эксплуатацию законченных участков автомагистрали, семь из одиннадцати имевшихся в наличии в 1940 г. асфальто-бетонных районов Вяземлага передислоцировались из Минской и Витебской областей БССР на новые участки строящейся трассы в Московскую и Смоленскую области РСФСР. Кроме того, было дополнительно создано еще одно новое лагерное отделение на ст.Колочь Московской области, и общее число АБР в составе Вяземского ИТЛ в итоге увеличилось в начале 1941 года до 12 единиц.

В период с начала января 1940 г. до начала июля 1941 г. Вяземлаг организационно подчинялся не знаменитому и широко известному общественности Главному управлению лагерей (ГУЛАГ) НКВД СССР, а менее известному Главному управлению железно-дорожного строительства (ГУЖДС) НКВД СССР, образованному 4 января 1940 г. и чаще упоминаемому в документах и литературе под своим более поздним названием «Главное управлению лагерей железно-дорожного строительства» (ГУЛЖДС).

После принятия 24 марта 1941 г. совместного Постановления ЦК ВКП(б) и СНК СССР о строительстве 256 полевых аэродромов для нужд ВВС РККА, строительство автомагистрали Москва-Минск было временно приостановлено и перенесено на летний сезон 1942 г., а Вяземлаг НКВД переориентирован на строительство 7 аэродромов в Белоруссии и 2 аэродромов в Смоленской области на территории Западного особого военного округа.

Девять обычных лагерных отделений Вяземлага (Шаликовский АБР №1, Колочский АБР №2, Колесниковский АБР №3, Серго-Ивановский АБР №4, Вяземский АБР №5, Семлевский АБР №6, Дуровский АБР №7, Ярцевский АБР №8 и Хлусовский АБР №12), в которых содержались осужденные советские граждане, были в апреле-мае 1941 г. передислоцированы ближе к западной границе СССР на места строительства полевых аэродромов, а три лагерных отделения «особого назначения» для осужденных граждан бывшей Польши остались в местах своей прежней дислокации, в 25-45 км к западу от Смоленска.

Польские военнопленные офицеры, которые были осуждены весной 1940 г. постановлениями Особого Совещания при Народном Комиссаре внутренних дел СССР на сроки от 3 до 8 лет исправительно-трудовых лагерей по упрощенной юридической процедуре, предусмотренной решением Политбюро ЦК ВКП(б) №П13/144-ОП от 5 марта 1940 г., с начала апреля 1940 г. содержались в трех следующих лагерных отделениях Вяземлага:

- Купринский АБР №10 (в 1940 г. – Купринский АБР №9), он же «лагерь особого назначения №1-ОН» или «Тишинский лагерь»);
- Смоленский АБР №9 (в 1940 г. – Смоленский АБР №10), он же «лагерь особого назначения №2-ОН» или «Катынский лагерь»);
- Краснинский АБР №11 (в 1940 г. – Краснинский АБР №8, он же «лагерь особого назначения №3-ОН» или «Краснинский лагерь»).

Документально подтвержденные данные о дислокации этих трех лагерных отделений Вяземлага следующие [в квадратных скобках – даты из выявленных к настоящему времени рассекреченных документов, в которых упоминаются фамилии начальников этих трех АБР] :


Купринский АБР (лагерь №1-ОН)
Место дислокации штаба АБР - дер.Тишино Смоленского р-на Смоленской обл.
Название станции поставки стройматериалов - ст.Куприно, ст.Гнёздово
Участок строящейся трассы Москва-Минск, закрепленный за АБР - 392-434 км
Место дислокации жилой зоны лагеря з/к з/к - дер.Тишино
Количество польских з/к з/к по состоянию на 26 июня 1941 г. – 2.932 человека
Начальник АБР - Питишкин [14.01.40, 05.02.40, 05.03.41 упомянут как "бывший начальник"]
Бессмертный В.С. [31.12.40, 27.01.41, 05.03.41, 21.03.41]
Ветошников В.М. [25.06.41, 10.07.41, 13.07.41]

Смоленский АБР (лагерь №2-ОН)
Место дислокации штаба АБР - дер.Печерск Смоленского р-на Смоленской обл.
Название станции поставки стройматериалов - р.Пискариха
Участок строящейся трассы Москва-Минск, закрепленный за АБР - 362-392 км
Место дислокации жилой зоны лагеря з/к з/к - пос.Катынь
Количество польских з/к з/к по состоянию на 26 июня 1941 г. – «примерно 1.500, максимум 2.000 человек»
Начальник АБР - Макаревич [09.12.39, 05.02.40, 16.02.40, 23.02.40, 16.03.40, 29.10.40]

Краснинский АБР (лагерь №3-ОН)
Место дислокации штаба АБР - ст.Красное Краснинского р-на Смоленской обл.
Название станции поставки стройматериалов - ст.Красное
Участок строящейся трассы Москва-Минск, закрепленный за АБР - 434-471 км
Место дислокации жилой зоны лагеря з/к з/к - ст.Красное (дер.Буда)
Количество польских з/к з/к по состоянию на 26 июня 1941 г. – «более 3.000 человек»
Начальник АБР – [14.01.40] должность начальника Краснинского АБР была вакантна.
Сморгунов К.И. [30.11.40]
Бессмертный В.С. [27.01.41]

Примечание: По всей видимости, 27 января 1941 г. Валентин Соломонович Бессмертный лишь временно исполнял обязанности начальника Красновского АБР по совместительству с основной должностью начальника Купринского АБР, заменяя К.И.Сморгунова, откомандированного с 10 февраля 1941 г. старшим группы из 20 сотрудников Вяземлага на "двухмесячные курсы повышения квалификации ИТР и переподготовке прорабов по асфальтовому бетону при Ленинградском авто-дорожном институте" [07.02.41].

Основную часть польского контингента трех вышеуказанных «асфальто-бетонных районов» составляли бывшие польские военнопленные из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей Управления по делам военнопленных НКВД СССР, осужденные в марте-апреле 1940 г. «в особом порядке» по упрощенной юридической процедуре постановлениями ОСО НКВД СССР на основании печально известного решения Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 года. В этих же трех лаготделениях Вяземлага содержались до 579 осужденных по аналогичной упрощенной процедуре граждан бывшей Польши из числа польских офицеров и других военнослужащих, интернированных в сентября-октябре 1939 года на территории Латвии и Литвы и позднее переданных Советскому Союзу в июле-августе 1940 года после вхождения республик Прибалтики в состав СССР, а также военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей, в обычном порядке осужденных приговорами советских военных трибуналов и постановлениями ОСО НКВД СССР в период до 5 марта 1940 г.

Вместе с осужденными польскими военнопленными офицерами, в трех указанных АБР Вяземлага содержалось также и значительное количество осужденных военнопленных польских рядовых солдат, а также осужденные польские гражданские лица, в частности, польские священнослужители (ксёндзы).

Помимо работ по строительству нового Минского шоссе, осужденные польские военнопленные и гражданские лица использовались на ремонте Витебского шоссе, а также на других работах в Вяземлаге и, возможно, на различных работах в Смоленском УШОСДОРе и в других смоленских организациях.

По данным, установленным из обнаруженных на сегодняшний день рассекреченных архивных источников, общая численность польского контингента трех указанных лагерных отделений Вяземлага, составляла, по состоянию на 26 июня 1941 г., около 8.000 человек. Еще какое-то количество осужденных польских военнопленных (до нескольких тысяч человек), предположительно, могли содержаться после марта 1941 года на девяти так называемых «Отдельных лагерных (лесозаготовительных) пунктах» (ОЛП) Вяземлага, где они занимались заготовками леса. Самым крупным из трех «лагерей особого назначения» был Краснинский АБР №11 («лагерь №3-ОН»). В нем содержались свыше 3.000 бывших польских военнопленных.

На основании выявленных отчетных бухгалтерских документов о результатах эвакуации Вяземлага установлено, что немцы полностью захватили в июле 1941 г. архив Краснинского АБР и частично – архив Купринского АБР (архив Смоленского АБР из дер.Печерск был успешно эвакуирован). Установлено также, что немцами были почти в полном составе захвачены и позднее расстреляны сотрудники администрации и лагерной охраны Краснинского АБР.

Персональную ответственность за срыв эвакуации польских заключенных и сотрудников лагерной администрации из Краснинского, Смоленского и Купринского АБР и их дальнейшую трагическую судьбу несут начальник Вяземского исправительно-трудового лагеря НКВД СССР инженер-подполковник Г.А.Саркисьянц и начальник охраны тыла Особой группы войск по обороне Москвы (позднее в июле-августе 1941 г. - заместитель начальника Управления охраны тыла Западного фронта) генерал-майор И.С.Любый.

29 декабря 2004 г. и 28 июля 2005 г. был произведен визуальный внешний осмотр оригиналов документов Политбюро ЦК ВКП(б) по Катынскому делу из так называемого «закрытого пакета №1» и с данных документов были сняты двусторонние цветные копии. В ходе осмотра полностью и очень убедительно подтвердились давно имевшиеся предположения о поддельности этих документов. Более того, складывается впечатление, что на всех поддельных документах из «закрытого пакета №1» фальсификаторами были демонстративно оставлены явно заметные следы проведенной фальсификации, не понятные широкой публике, но сразу же бросающиеся в глаза специалистам.

В ходе расследования были выявлены письменные свидетельства бывшего Генерального секретаря ЦК КПСС М.С.Горбачева и бывшего заведующего Общим отделом ЦК КПСС В.И.Болдина о том, что в апреле 1989 года в хранившемся в шестом секторе Общего отдела ЦК КПСС «закрытом пакете №1» находились совершенно другие документы по Катынскому делу, по их выражению: «…разрозненные документы, все под версию Бурденко».

Кроме того, было выявлено публично продемонстрированное по Первому каналу ОРТ официальное телевизионное интервью бывшего члена Политбюро ЦК КПСС А.Н.Яковлева, присутствовавшего 24 декабря 1991 года при передаче документов от М.С.Горбачева к Б.Н.Ельцину, в ходе которого А.Н.Яковлев упомянул в числе документов «закрытого пакета №1», наряду с известной «запиской Шелепина», также некую таинственную «записку Серова», в настоящее время отсутствующую среди документов «закрытого пакета №1». Упоминание данной «записки Серова» было выявлено также и в опубликованных мемуарах А.Н.Яковлева.

Общее число выявленных к настоящему времени источниковедческих признаков поддельности документов из «закрытого пакета №1» составляет уже свыше 50 (!) и их число продолжает неуклонно увеличиваться. Для справки, в современной российской юридической практике для безусловного признания документа поддельным достаточно 7 (семи) источниковедческих признаков его поддельности.

При таких обстоятельствах, считать документы из «закрытого пакета №1» подлинными и, тем более, использовать их в качестве главного доказательства мифической вины СССР в Катынском преступлении, могут только законченные подлецы или клинические идиоты.

К сожалению, и тех и других, в современном российском и польском руководстве хватает с избытком.

В связи с продолжением дальнейшего расследования истинных обстоятельств Катынского дела, участники независимого расследования обращаются ко всем гражданам бывшего СССР, гражданам Польши, к гражданам других стран и, в особенности, к жителям Смоленска и Смоленской области, с убедительной просьбой сообщить любую известную им информацию:

- о подробностях осуждения «в особом порядке» польских военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей НКВД СССР в марте-апреле 1940 г.;
- о нахождении в 1940-1942 г.г. и в более позднее время осужденных польских военнопленных из Козельского, Старобельского и Осташковского спецлагерей в исправительно-трудовых лагерях НКВД СССР, в частности, в Севвостлаге, в Тавдинском лагере Вятлага и в Белбалтлаге на строительстве Маткоженской ГЭС;
- о событиях 1937-38, 1940 и 1941 г.г. в урочище Козьи Горы под Смоленском;
- о немецких эксгумациях 1943 г. в этом урочище и в других местах Смоленской области;
- о советских эксгумациях в Козьих Горах осенью 1943 г.;
- о работе «комиссии Бурденко» в Козьих Горах в январе 1944 г.;
- о советских эксгумациях в Козьих Горах весной, летом и осенью 1944 г.;
- о посещении в октябре 1944 года эксгумационных работ в Козьих Горах польской официальной делегацией во главе с Председателем ПКНО Эдвардом Осубка-Моравским;
- о советских эксгумациях в Козьих Горах в послевоенные годы, в частности, в 1962 году;
- о результатах геологоразведочных работ и эксгумаций в Козьих Горах в 1991 г. и в 1994-95 г.г.

Отдельная просьба к жителям пристанционного поселка ст. Красное и дер. Буда Краснинского района Смоленской области - сообщить любую информацию о фактах выгрузки на ст. Красное или на других станциях Гусинского участка железной дороги Смоленск-Орша подконвойных польских граждан весной, летом и осенью 1940 года.

Аналогичная просьба по ст. Куприно - к жителям пос. Куприно Смоленского района Смоленской области и окрестных деревень.

Большой интерес представляет также любая информация о Вяземском исправительно-трудовом лагере НКВД СССР (в особенности, о Смоленском, Купринском и Краснинском АБР Вяземлага), а также сведения о попытках эвакуации заключенных поляков из этих АБР в июле-августе 1941 года.



Администрация проекта «Правда о Катыни».

http://katyn.ru
e-mail: info@katyn.ru

Москва, 4 ноября 2005 года.

Нигора
Сообщения: 2777
Зарегистрирован: 31 окт 2005, 10:22
Откуда: СССР

Сообщение Нигора » 28 июл 2006, 10:13

1За Бамберг

Якобсберг 22

Перевод с немецкого

США- зона Германии Бамберг, 2.IV.1947 г.







В ПОЛЬСКОЕ ВОЕННОЕ МИНИСТЕРСТВО

В а р ш а в а.


Я имею возможность сообщить Министерству обстоятельные данные о том, какой немецкий полк произвел убийство польских офицеров в Катынском лесу. Это не был разведывательный полк (Hecresnachrichten) 537. Затем могу сообщить, когда произошло массовое убийство и по чьему приказу.

Кроме того, могу сообщить, как немецкие войска (не SS) по приказу офицеров производили массовые убийства польского гражданского населения еще в 1939 году, Также данные об убийствах польских и советских солдат, производимых немецкими войсками. Если польское Военное Министерство заинтересовано этими сведениями, прошу сообщить мне.


С большим уважением

Вильгельм Шнейдер





Перевели: С.Пронин (подпись)

А.Иванцов (подпись)




3-мг. Все в досье.

25.IХ.52 г.

Архив внешней политики Российской Федерации. Фонд 07, опись 30а, папка 20, дело 13, л. 23. Подлинник.



--------------------------------------------------------------------------------



Перевод с польского.


Копия.



П Р О Т О К О Л

допроса свидетеля Вильгельма-Гауля Шнейдер.


5 июня 1947 г. в городе Бамберг по ул.Якобсберг, №22, Германии, в американской зоне оккупации Германии, ко мне, капитану Б.Ахту, явился немецкий гражданин Вильгельм Гауль Шнейдер и в присутствии прокурора д-ра Савицкого дал следующие показания:

Признаю, что пред"явленное мне в копии письмо от 2 апреля 1947 года, адресованное "Военному Министерству Польши - Варшава", относительно сообщения о преступлении, совершеном в Катыни, написал я.



I.

Я, сын Доминика и Анны, урожденной Вавжинек, родившийся 10 января 1894 г. в Роздзене Катовицкого уезда Верхней Силезии, вероисповедания римско-католического, по профессии журналист, предупрежден об ответственности за дачу ложных показаний и из"являю готовность дать под присягой настоящие показания.



II.

До прихода Гитлера к власти, т.е, до 30.I.1933 г., я работал в качестве журналиста в периодических изданиях "Wielt am Montag", "Montag Morgen" и "Wieltbuhne", выходивших в Берлине.

Позднее, из-за принадлежности к социалистической партии (SPD) я не был включен в список правомочных журналистов. Очутившись в таком положении, я поступил на обувную фабрику "Batta" "Ottmuth" K.Krapitz в немецкой Верхней Силезии в качестве референта по печати. Там я работал по 2 августа 1940 г., т.е. до момента призыва в немецкую армию, во флот, в Wilhelmshafen. Спустя несколько недель, а именно 9 сентября 1940 г. я был арестован гестапо (SD) из Ополя. Меня арестовали в г. Hook van Holland в Голландии и доставили в Ополе. Причиной моего ареста послужила моя деятельность совместно с верхне-силезскими поляками против режима и войска. После 3-месячного пребывания в тюрьме в Ополе, где меня подвергали пыткам с целью получения признаний, я был переведен в Берлин в Wehrmachtsuntersuchungsgefangisse, Tegel, Seidelstrasse 39, которая была тюрьмой Reichskriegsgericht. В этой тюрьме я находился около 2 лет, т.е. до 4 сентября 1942 г., когда я был приговорен IУ Senat'ом Reichskriegsgericht к расстрелу. К концу сентября 1942 г. ночью, накануне казни - точной даты не помню - в тюрьме я принял яд, чтобы покончить с собой. Несмотря на принятие большой дозы яда, попытка самоубийства не удалась и я в течение 14 дней боролся со смертью. Через 14 дней я пришел в сознание За это время мой защитник адвокат д-р Bragger, проживающий в Берлине, подал прошение о моем помиловании. Прошение было рассмотрено положительно и смертная казнь была заменена пожизненным заключением. После этого меня перевели в Вальдгейм в Саксонии, где я находился до 7 мая 1945 г., т.е. до вступления советских войск. В поисках семьи, также вывезенной гестапо, я приехал в г.Бамберг, где в настоящее время проживаю и работаю в качестве журналиста социалистической печати. Помещаю статьи под своей фамилией, особенно интересуюсь проблемами профсоюзов и общественными вопросами. Являюсь членом общества жертв гитлеризма . Моя жена, которая также была арестована гестапо в Ополе, в настоящее время является домашней хозяйкой, а мои три дочери работают в различных американских учреждениях. Две из них помолвлены с американцами и выезжают в США.

Являясь выходцем из Силезии, я владею польским языком и поэтому выразил согласие, чтобы показания на допросе, который ведется на немецком языке, были переведены и записаны на польском языке с тем, чтобы я имел полную возможность прочитать и проверить, соответствует ли протокол на польском языке показаниям, данным на немецком языке.



III.

Во время пребывания в следственной тюрьме Tegel, а именно зимой 1941-1942 г.г, я находился в одной камере с немецким унтерофицером, фамилию которого не помню, выходцем из Цербст, земли Ангальт, сыном железнодорожника. Он мне рассказал, что во время войны он служил в полку "Regiment Grossdeutschland", позднее преобразованном в дивизию. Этот унтер-офицер был обвинен в подрыве боевого духа народа, или пораженчестве и приговорен к смерти. Между прочим, он рассказал мне, что этот полк использовался в карательных целях. Он, например, сказал, что этот полк в 1939 г. в Польше провел ряд массовых убийств и репрессий. Он рассказывал мне также, что поздней осенью 1941 г., точнее в октябре этого года, его полк совершил массовое убийство более десяти тысяч польских офицеров в лесу, который, как он указал, находится под Катынью. Офицеры были доставлены в поездах из лагерей для военнопленных, из каких — я не знаю, ибо он упоминал лишь, что их доставляли из тыла. Это убийство происходило в течение нескольких дней, после чего солдаты этого полка закопали трупы. Он говорил, что возможно когда-нибудь человечество узнает об этом преступлении. После совершения преступления полк был куда-то переведен, так как он не входил в состав армии. Когда я спросил о причинах убийства, он рассказал мне, что хотели устранить польский руководящий состав, чтобы он не угрожал тылам немецкой армии.

В одиночных камерах из-за переполнения тюрем находилось тогда по два заключенных. Поэтому и я находился с ним в одной камере. Больше по этому вопросу я ничего не знаю.



IV.

Прилагаю конверт с адресом адвоката, который меня защищал и добился помилования. По моему делу к смертной казни были приговорены следующие лица: 1.Гуго Томашевский из Катовиц, польский офицер, 2.Пауль Джимала из Бытома и Вессель, имя которого не помню. Во время заседения Международного Трибунала я слышал о Катынском деле и написал письмо в Трибунал, из"являя готовность быть свидетелем. Однако, никакого ответа я не получил. Борясь всю жизнь с гитлеризмом, я считал своей обязанностью сообщить о вышеуказанном Военному Министерству в Польше. Возможно, что исследование в этом направлении позволит выяснить дело.

Свидетелю заявлено, что если он вспомнит еще какие-то подробности, он может поставить в известность делегата Польской Республики при Трибунале в Нюрнберге, телефон № 61384, или гранд-отель Нюрнберг.

Показания я прочитал и понял. Они соответствуют моим показаниям, данным на немецком языке, в подтверждение чего расписываюсь.

/ - / Вильгельм Шнейдер / - / Бернард Ахт

капитан



Соответствие копии с оригиналом подтверждаю.

Секретарь Вице-министра [подпись неразборчива]




Перевели: С.Пронин (подпись)

А.Иванцов (подпись)




24 IХ.52 г.

3-мг Все в досье.
25.IX.52 г.

Архив внешней политики Российской Федерации. Фонд 07, опись 30а, папка 20, дело 13, л.л. 24-29. Подлинник.
http://katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=226

Аватара пользователя
Силантий
Сообщения: 3016
Зарегистрирован: 27 дек 2004, 04:42
Откуда: Ленинград
Контактная информация:

Сообщение Силантий » 22 янв 2007, 14:30

С тех пор расследование сайта 'Правда о Катыни' продвинулось, см. особенно (особенно Олег)
<a href="http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=323">"Гильзы из захоронений - как их датировать?"</a>

К каким выводам приходят:

Факты:
1. В расстрелах использовано как минимум два типа вальтеров.
2. В расстрелах использовано как минимум два типа немецких патронов (DWM, Geco).
3. Два вальтера выброшены в могилы.
4. Использованные патроны просрочены.

Выводы:
2.1. Наличие советской амуниции не обнаружено (п.1, п.2).
2.2. Нарушен порядок утилизации оружия в мирное время (п.3).
2.3. Нарушен порядок применения боеприпасов длительного хранения в мирное время (п.4).

Заключение:
Расстрелы производились в военное время с применением немецкого оружия и боеприпасов.
То есть после 22 июня 1941 года.

Также вроде есть сведения об использовании в Катыни патронов с немецкими стальными гильзами выпускавшимися уже после начала войны.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 23 янв 2007, 11:45

Я прочел ссылку по маркировкам гильз. Выглядит убедительно. Но смущает контекст находок. Слишком шаток он.

Аватара пользователя
Силантий
Сообщения: 3016
Зарегистрирован: 27 дек 2004, 04:42
Откуда: Ленинград
Контактная информация:

Сообщение Силантий » 23 янв 2007, 12:11

Тут более всего "смущает" полное нежелание россиюнской стороны (ГВПрокуратуры) установить истину,. Следствие фактически не проведено, экспертизы не сделаны , а виновные "назначены" - правовой беспредел, политический заказ и "работа скорее на противника". Хотя нетрудно все проделать, учитывая важность вопроса, провести новые вкрытия, найти новые факты, проэкспертировать современными средствами и пр.
Чего только ни сделаю, лишь бы ничего не делать

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 10 фев 2007, 14:39

Ответ Главной военной прокуратуры на письмо депутата Госдумы А.Савельева о Катынском деле

Главный военный прокурор РФ Сергей Фридинский 19 января 2007 г. направил ответ депутату Государственной Думы Андрею Савельеву на запрос о Катынском деле от 22 ноября 2006 года. В своем ответе Сергей Фридинский решительно отказал в возобновлении расследования уголовного дела №159


"...свидетели подчеркивали, что до лета 1941 г. в Катынском лесу не было лагеря польских военнопленных, а лишь после оккупации немцы стали свозить в созданный ими лагерь тех пленных поляков, которые до войны находились в трех лагерях в Смоленской области... В пользу последних свидетельств говорил характер расстрелов и захоронений, соответствовавший тем, что были многократно обнаружены на оккупированных немцами землях.
Однако еще до освобождения Смоленска Красной Армией международные эксперты из напраленной немцами в Катынь комиссии установили, что пули, которыми были расстреляны польские офицеры, были немецкой марки "Гезо", серия Д... 8 мая 1943 г. Йозеф Геббельс записал в своем дневнике: "К сожалению, в могилах Катыни были обнаружены немецкие боеприпасы. Вопрос о том, как это произошло, нуждается в выяснении". Затем Геббельс, очевидно, стал придумывать версию, как объяснить присутствие немецких пуль, и записал: "Полагаю, это то, что мы продали в период наших дружеских отношений с Советской Россией, или же советские люди сами побросали их в могилы". Однако, понимая нелепость подобных объяснений, Геббельс сделал для себя неутешительный вывод из сообщений о находке немецких пуль в трупах польских офицеров: "Если это станет известно врагу, то от всей катынской истории придется отказаться".
Нелепость фашистской версии была очевидна. Нет никаких оснований полагать, что немецкие пули служили в качестве боеприпасов Красной Армии. Еще нелепеее предположить, что немецкие пули были использованы советскими властями для расстрела польских офицеров с целью ввести в заблуждение мировую общественность. В этом случае надо предположить, что советские власти еще весной 1940 г. заранее предвидели оккупацию Смоленска немцами и обнаружение ими захоронения. Кроме того, не было разумных объяснений того, почему советские власти решили уничтожить в апреле 1940 г. 10 тысяч польских офицеров из лагерей в Смоленской области, но сохранили жизни десяткам тысяч таких же польских офицеров, находившихся в других лагерях СССР, а затем составивших армию Андерса и Войско Польское.
... отношения СССР с правительством Сикорского были прерваны 25 апреля 1943 г. В ноте советского правительства утверждалось, что "враждебная кампания против Советского Союза предпринята польским правительством для того, чтобы путем использования гитлеровской клеветнической фальшивки произвести нажим на советское правительство с целью вырвать у него территориальные уступки за счет интересов Советской Украины, Советской Белоруссии и Советской Литвы".

Емельянов Ю. Десять сталинских ударов, М., 2006

Аватара пользователя
Силантий
Сообщения: 3016
Зарегистрирован: 27 дек 2004, 04:42
Откуда: Ленинград
Контактная информация:

Сообщение Силантий » 10 фев 2007, 18:39

Свидетельств очевидцев - множество ( в том числе и за гитлеровскую версию, хотя и меньше), но можно допустить, что они могут вызвать сомнения ("вынужденные", хотя есть и невынужденных явно), если не перескаются и независимы - это особый вопрос...

Я привел тему <a href="http://katyn.ru/forums/viewtopic.php?id=323">"Гильзы из захоронений - как их датировать?"</a>, потому как там ведут доказательство на "фактическом/криминалистическом" уровне. Например, если в захоронениях обнаружатся стальные гильзы - то виноваты немцы, такие гильзы стали выпускать с началом войны. Там есть упоминание, что были проржавевшие гильзы, на которых нельзя было прочесть маркировку (латунь не ржавеет), что когда раскапывали поляки, то из нескольких сотен обнаруженных гильз, ~ 70 они так и не показали, немцы собранные гильзы уничтожили - кому это выгодно?

В могиле поляков под Харьковом обнаружен советский авиационный снаряд - как он мог бы попасть туда до войны - не объясняется.

P.S. В той ветке объясняется, что немецкое оружие и патроны были в СССР и отчасти могли попасть после присоединения Западной Белорусии и Украины и Прибалтики, но в небольших количествах и просроченные, а такие в мирное время нельзя использовать по уставу, нельзя выбрасывать оружие, нельзя таскать пистолеты в чемоданах и пр. пр. пр. (см. ветку).

P.S.S. Впрочем заранее ясно, что доказательство вины гитлеровцев никак не изменит позиции нынешнего холуйского польского режима, наследника "гнуснейших из гнусных" (с) Черчиль

P.S.S. Это яркий пример того, что "история - политика обращенная в прошлое" - в это дело замешана большая политика (лишний раз очернить СССР, режим не хочет лишний раз обидеть нынешних германских "друзей" и т.п.), и ответ прокурора вызван, думаю, именно этим (ни вашим, ни нашим - отказ от расследования, но в то же время непризнание вины).

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 05 мар 2007, 19:07

Свидетельство гражданина Польши Вацлава Пыха об истинных обстоятельствах Катынского дела

МОСКВА. 5 марта 2007 г. ИНТЕРНЕТ-САЙТ "ПРАВДА О КАТЫНИ".

5 марта 2007 г. отмечается 67 годовщина со дня принятия Политбюро ЦК ВКП(б) решения о рассмотрении в “особом порядке” дел польских военнопленных и 61 годовщина со дня начала “холодной войны”, первым крупным сражением которой явился конфликт вокруг рассмотрения “катынского эпизода” Международным Военным Трибуналом в Нюрнберге. Редакция “Правды о Катыни” считает необходимым именно в этот день ввести в свободный научный оборот показания польского гражданина Вацлава Пыха, 1906 г.р., содержащие уникальную информацию об истинных обстоятельствах Катынского дела.

Свидетельство В.Пыха - http://katyn.ru/index.php?go=Pages&in=view&id=814

Аватара пользователя
Таня Данилова
Сообщения: 4787
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:18

Сообщение Таня Данилова » 07 июн 2007, 19:46

Кто расстрелял пленных польских офицеров в Катыни
Польским властям вновь неймётся. В который уже раз они устраивают пропагандистские пляски вокруг фальшивки, запущенной в своё время министром пропаганды Третьего рейха Геббельсом, о том, что НКВД СССР по приказу Сталина весной 1940 г. расстрелял тысячи польских военнопленных офицеров.

КАК ИЗВЕСТНО, фальшивка эта со временем обросла соответствующей “документацией” и стала чуть ли не официальной версией. Но ведь есть и подлинные документы, есть блестяще, прежде всего документально, аргументированные книги современного историка-исследователя Юрия Игнатьевича Мухина — “Катынский детектив” (М., 1995) и “Антироссийская подлость” (М., 2003). Книги, в которых с абсолютной историче-ской точностью доказано, что расстрел поляков в Катыни — дело рук гитлеровских варваров!

Не будем здесь касаться документальных свидетельств военных и послевоенных лет, неоднократно публиковавшихся. Есть и другие свидетельства, не менее убедительные.

За период кратковременного действия советско-германских договоров о ненападении и о границе в период с 23 августа 1939 г. по 22 июня 1941 г. органы госбезопасности СССР раскрыли 66 резидентур германской разведки на советской территории, разоблачили 1569 германских агентов, из них 1338 — в западных областях Украины и Белоруссии, а также в Прибалтике. Кроме того, непосредственно на границе было обезврежено свыше 5000 германских агентов, разгромлено около 50 оуновских отрядов, подготовленных германской военной разведкой.

Так вот, ни в одном из этих случаев не было захвачено каких-либо документов и ни разу ни от одного из арестованных не были получены сведения о том, что германская агентура хоть раз сообщала в Берлин что-либо отдаленно напоминающее о расправе советских чекистов с польскими офицерами. Не было получено и каких-либо сведений о том, что им хоть в какой-либо форме давали задания по этому вопросу. А ведь, по фальшивке, расстрел польских военнопленных был совершен якобы еще весной 1940 года.

Уж поверьте, если такой факт имел бы место, то тевтоны обыграли бы эту ситуацию в свою пользу. Геббельс свое дело знал. Когда, например, во время западного похода (разгром Франции) вермахт захватил документы, свидетельствовавшие о планировании Великобританией и Францией бомбовых ударов по советским центрам нефтедобычи и переработки на Кавказе и в Закавказье, Берлин немедленно опубликовал их, поиздевавшись и над англо-французской коалицией, и над Москвой. А что могло бы им помешать осуществить такую же публикацию или провокацию, если бы они хоть приблизительно знали, что Советы расстреляли польских офицеров?!

Далее. Во время освободительного похода на Западную Украину и в Западную Белоруссию были захвачены документы польской приграничной “пляцувки” (разведотделения), которая занималась разведкой в приграничных районах Советского Союза. Оказалось, что “пляцувка” имела агентуру не только на Украине (в Киеве), не только в Белоруссии (особенно в приграничных районах), но даже и в глубоком тылу СССР — в Сибири (в Новосибирске), в Средней Азии (в Ташкенте). Часть ее была обезврежена. Другая часть сумела временно уйти из поля зрения органов госбезопасности СССР.

С точки зрения разоблачения подлого мифа о расстреле советскими чекистами польских офицеров, может, и хорошо, что часть польской агентуры на некоторое время выпала из поля зрения органов госбезопасности СССР. Потому как до нападения Германии на СССР ни один из временно оставшихся на свободе польских агентов “пляцувки” никогда не сообщал о каких-либо фактах якобы имевшей место расправы советских органов госбезопасности с пленными польскими офицерами. Если бы был хоть малейший признак этого, то, смею вас уверить, беспрецедентное русофобство руководства польской разведки того времени автоматически взяло бы верх и тут же по дипломатическим каналам был бы поднят шум на весь свет, что, мол, большевики перестреляли их офицеров.

Тем более что полякам было легко это сделать, потому как еще в ноябре 1939 года находившееся тогда в городке Анжер (на северо-западе Франции) эмигрантское правительство Польши (создано 30 сентября 1939 г.) официально объявило войну Советскому Союзу. Обвинить противника в жестокой расправе над военнопленными (к слову сказать, это идиотское объявление войны Советскому Союзу как раз и привело к тому, что из интернированных польские военнослужащие, в том числе и офицеры, превратились именно в военнопленных) — самое милое дело! Тут уж включилась бы вся “демократическая общественность” Запада. Но ничего подобного поляки не делали вплоть до 1943 г., то есть до тех пор, пока Геббельс не “осчастливил” их своей варварской мистификацией. Следовательно, у польской разведки не было ни малейших сигналов по этому поводу, как не было и самого такого варварского события. Пока из-за начавшейся войны эти польские офицеры, к глубокому сожалению, не попали в руки гитлеровцев.

Но до нападения гитлеровской Германии на Советский Союз польские военнослужащие, по милости своего же эмигрантского правительства ставшие военнопленными, находились под защитой Женевской конвенции от 27 июля 1929 г. об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Советский Союз официально присоединился к этой конвенции еще 12 июля 1930 года. Полностью юридическое оформление этого присоединения было осуществлено должным образом уполномоченным наркомом по иностранным делам СССР М.М. Литвиновым 25 августа 1930 года: РГАСПИ (ранее — ЦГАОР СССР). Ф. 9501. Oп. 5. Ед. хр. 7. Л. 22. Советский Союз строго соблюдал положения этой конвенции.

После начала Великой Отечественной войны находившееся в Лондоне руководство польской военной разведки не без нажима британской разведки пошло на сотрудничество с советской разведкой. В первых же контактах выяснилось, что поляки располагали глубоко законспирированной агентурной сетью не только на оккупированной гитлеровцами территории Польши (а также почти во всех странах Европы), но и на бывших польских территориях, которые в 1939 году были заняты войсками Красной Армии и в результате отошли к СССР. Более того, оказалось, что польская военная разведка обладала действительно хорошими агентурными возможностями на этих территориях и была в состоянии добывать практически любые сведения о действиях как немецких, так и советских властей. Так вот, за весь период сотрудничества с советской разведкой руководство польской военной разведки ни разу не предъявило никаких претензий и уж тем более протестов в связи с якобы имевшими место расстрелами.

Во время переговоров в июле 1941 г. с советским послом в Лондоне И.М. Майским о заключении между СССР и Польшей пакта о военной взаимопомощи против гитлеровской Германии также не возникло никаких вопросов по этому поводу. Напротив, поляки настойчиво требовали полного освобождения всех своих граждан, находившихся в советском плену. Выходит, требуя их освобождения, поляки заведомо и твердо знали, что Советы никого из этих пленных не расстреливали. По настоянию польской стороны и с санкции Сталина такая формулировка была отражена в особом протоколе к пакту (подписан 30 июля 1941 г.). Она гласила, что правительство СССР “предоставит амнистию всем польским гражданам, содержащимся ныне в заключении на советской территории в качестве ли военнопленных, или на других достаточных основаниях” (“Внешняя политика Советского Союза в период Отечественной войны”, М., 1944, т. I, стр. 121).

И когда в декабре 1941 года в Москве состоялась встреча польской делегации со Сталиным, то по данному вопросу Верховный Главнокомандующий ответил коротко, но ясно: “Мы освободили всех, даже тех, которые прибыли в СССР с вредительскими заданиями генерала Соснковского” (министр обороны в польском эмигрантском правительстве в Лондоне.— А.М.).

Очевидно, что и в 1941 г. поляки никак не поднимали тему якобы расстрелянных НКВД польских офицеров. А ведь любой визит любой правительственной делегации в иностранное государство априори обеспечивается информацией разведки. Тем бо-лее во время войны. Значит, и на тот момент польская военная разведка не располагала никакими сведениями на этот счет, и всего лишь по той простой причине, что советские чекисты не устраивали такого варварства. Агентурная сеть на этих территориях в любом случае зафиксировала бы расстрел нескольких тысяч польских офицеров, тем более что польская разведка вела негласное наблюдение за ними. Подчеркиваю, что прямо или косвенно польская агентура узнала бы об этом и по радио (по данным советских органов госбезопасности, она практически вся была радиофицирована) сообщила своему руководству в Лондон. Но ничего подобного не было.

Ну и, наконец, самые убойные аргументы. В направленном в Генштаб и ГРУ “Спецсообщении о подготовке Германией войны против СССР” от 3 июня 1941 г. разведотдел Западного особого военного округа сообщил уникальную деталь, связанную с интернированными польскими офицерами. Было установлено, что забрасывавшаяся германской военной разведкой на советскую территорию агентура имела в том числе и задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”! (Кто не верит, пусть заглянет в архивы: РГВА Ф. 113А. Оп.1448. Д. 6. Л.181—187).

А это означает, что в указанное время все превратившиеся из интернированных в военнопленных бывшие польские военнослужащие были живы. То есть НКВД СССР их не расстреливал! И германская военная разведка твердо знала об этом. Ибо (к сожалению — для предвоенной ситуации, но к счастью — в связи с так называемым Катынским делом) она была осведомлена о развернутом в приграничных военных округах интенсивном строительстве аэродромов, в котором польские военнопленные, включая и офицеров, активно использовались.

Дело в том, что в соответствии с постановлением от 24 марта 1941 г. Совета Народных Комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) в целях обеспечения боеспособности ВВС страны в новых условиях на НКВД СССР были возложены функции аэродромного строительства в западных приграничных округах (ЗАПОВО). Во исполнение данного постановления приказом НКВД СССР № 00328 от 27 марта 1941 г. в составе НКВД было организовано Главное управление аэродромного строительства — ГУАС. Работы в ГУАС велись силами заключенных, приговоренных к исправительно-трудовым работам, а также польских военнопленных, которые трудились на строительстве 11 объектов ГУАС в ЗАПОВО.

По состоянию на 15 июня 1941 года на объектах аэродромного строительства в западных приграничных округах использовались 225791 заключенный и 16371 польский военнопленый, в том числе и офицеры. Кто не верит, пусть заглянет в архивы: ГАРФФ. 9414. Оп. 1. Д. 1165. Л. 60. Вот почему германская военная разведка и ставила перед забрасывавшейся на советскую территорию агентурой задание выяснить, “призываются ли в Красную Армию офицеры бывшей польской армии, если да, то каково их отношение к этому мероприятию и их моральный облик”. Абвер достоверно знал, что все польские офицеры живы и используются Советами на строительстве оборонительных объектов в западных приграничных округах. К глубокому сожалению, в суматохе и неразберихе первых мгновений войны польские военнопленные попали в лапы к гитлеровцам. А дальше — та самая трагедия в Катыни...

Сколько же еще нужно фактов и доказательств, чтобы раз и навсегда покончить с чудовищной фальшивкой, столько лет отравляющей отношения между нашими народами?

Арсен МАРТИРОСЯН.

Историк.

http://www.gazeta-pravda.ru/pravda/prav ... ицеров%20в

Аватара пользователя
Игорь Жуков
Сообщения: 3396
Зарегистрирован: 04 дек 2004, 01:07
Откуда: СПб

Сообщение Игорь Жуков » 07 июн 2007, 23:25

Таня Данилова писал(а):Но ведь есть и подлинные документы, есть блестяще, прежде всего документально, аргументированные книги современного историка-исследователя Юрия Игнатьевича Мухина — “Катынский детектив” (М., 1995) и “Антироссийская подлость” (М., 2003). Книги, в которых с абсолютной историче-ской точностью доказано, что расстрел поляков в Катыни — дело рук гитлеровских варваров!
Есть вот такая страница, которая посвящена опровержению аргументов Мухина. Мне пока непонятно, что с этим делать...

Кстати, я поставил в википедии вопрос о NPOV (нейтральности точки зрения) статьи "Катынь".
Основная статья Катынский расстрел сейчас заблокирована для редактирования.
Последний раз редактировалось Игорь Жуков 08 июн 2007, 00:04, всего редактировалось 1 раз.
Эмиссар мелкобуржуазной интеллигентской субкультуры

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 07 июн 2007, 23:59

Ну чтож... Прочел я отзыв и сомнений стало еще больше. Автор и не скрывает огромного количества опечаток и несуразностей но пытается их на свой лад объяснить дебатируя с "ревизионистом " Мухиным. А Мухин и вправду ревизионист, а автор похоже и вправду фальсификатор. Одна подпись "Левши" Сталина размашисто перечеркнувшая сверху вниз документ :). Сталин был правша :) И так бы не расписывался. Да уж чем далшье в лес тем больше удивительно...

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 08 июн 2007, 00:00

Прочти сайт Правда о Катыни. ТАк и называется в поисковиках. Там на эту тему проехались должно быть...

Аватара пользователя
Игорь Жуков
Сообщения: 3396
Зарегистрирован: 04 дек 2004, 01:07
Откуда: СПб

Сообщение Игорь Жуков » 08 июн 2007, 00:15

Мне непонятно, есть ли у нас основания присоединяться к какой-либо позиции. Лично проверять все эти аргументы нереально, по-моему.

Дело не в самой уже Катыни, а нужно принцип понять, как мы относимся к такого сорта ситуациям. Для меня она дикая. Я привык, что несмотря на всякие политзаказы и денежные интересы, в науке есть "гамбургский счет". (Например, СПИД: несмотря на наличие ВИЧ-диссидентов, все - кроме, возможно, широкой публики - все понимают.) То есть среди специалистов есть все же согласие, где правда, а где спекуляция.

Может, неформально спросить несколько историков (по возможности, не очень политизированных и не зарабатывающих на публицистике)?

Пока же мы имеем дело с материалами иной категории, с характерными фразами типа: "...пытается что-то вякать по существу вопроса, он вообще выставляет себя законченным придурком".
Эмиссар мелкобуржуазной интеллигентской субкультуры

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8092
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 08 июн 2007, 00:36

Могу сказать, что когда документальная база на таком уровне, нужно заводить серьезное расследование, а не приносить извинения Польше. Вот это принципиально с точки зрения науки...
Встает только один вопрос кому выгодно то, чтоб была признана именно такая точка рения в официальных кругах. Ведь источники не дают однозначности. При том совсем не дают...

Аватара пользователя
Игорь Жуков
Сообщения: 3396
Зарегистрирован: 04 дек 2004, 01:07
Откуда: СПб

Сообщение Игорь Жуков » 08 июн 2007, 00:45

Вопрос "кому выгодно" может уводить в сторону. Ведь и ВИЧ-диссиденты пользуются тем аргументом, что "официальная теория СПИДа" выгодна фармацевтическим компаниям.

Хотелось бы понять - вне выгод и политических моментов (типа "надо ли извиняться") - есть ли позиция специалистов, в данном случае специалистов по истории Второй мировой войны.
Эмиссар мелкобуржуазной интеллигентской субкультуры

Ответить