Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Ответить
Александр Ярославцев
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 20 фев 2010, 23:09
Откуда: Санкт-Петербург

Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Александр Ярославцев » 21 фев 2010, 15:26

Александр Ярославцев

ПАРЛАМЕНТАРИЗМ ИЛИ ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА?
(Страницы истории)


Ленин подарил России концепцию демократического государства рабочих и крестьян. И именно В.И. Ленин добился осуществления демократии в форме Советов впервые в истории России. Даже при однопартийной системе на этом этапе истории Съезд народных депутатов, т.е. Законодательное собрание, составленное из представителей народа, – были гигантским демократическим достижением, воплощением народовластия. Но это воплощение было неполным потому, что не было создано системы противовесов абсолютизму власти, с которым Ленин боролся всю жизнь.

В начале политической борьбы, в представлении В.И. Ленина социализм – это строй неразрывно сочетающий в себе социалистическое общество и демократизацию всего общественного устройства. Это строй, при котором недопустим абсолютизм власти и каждому гражданину Конституцией обеспечены его демократические права и свободы. В.И. Ленин представлял социализм как демократический строй, при котором одной из главных насущных задач является обеспечение всем гражданам политической свободы, когда они могут свободно собираться и обсуждать государственные дела, влиять на них собраниями и печатью. Это строй, при котором свято соблюдается свобода слова и печати, союзов и собраний, свобода совести и вероисповедания. (См. В.И. Ленин. «Проект и объяснение программы социал-демократической партии», Полн. собр. соч., т.2, с. 85, 99, 107; «Проект программы Российской социал-демократической рабочей партии», Полн. собр. соч. т. 6, с. 203–210; здесь и далее смотрим 5-е издание).

В.И. Ленин считал демократические права и свободы граждан необходимыми атрибутами и условиями реализации будущего строя и говорил о включении их в Конституцию. В 1902 году в программе Российской социал-демократической рабочей партии в пункте «[В]» Ленин пишет:

«Поэтому Российская социал-демократическая рабочая партия ставит своей ближайшей задачей низвержение царского самодержавия и замену его республикой на основе демократической конституции, обеспечивающей:

1) самодержавие народа, т.е. сосредоточение всей верховной государственной власти в руках законодательного собрания, составленного из представителей народа; (подчеркивание мое - А. Я.)

2) всеобщее, равное и прямое избирательное право при выборах, как в законодательное собрание, так и во все местные органы самоуправления для всякого гражданина, достигшего 21 года; тайную подачу голосов при всех выборах; право каждого избирателя быть избранным во все представительные собрания; жалование народным представителям;

3) неприкосновенность личности и жилища граждан;

4) неограниченную свободу совести, слова, печати, собраний, стачек и союзов;

5) свободу передвижения и промыслов;

6) уничтожение сословий и полную равноправность всех граждан независимо от пола, религии и расы;


8) предоставление каждому гражданину права преследовать всякого чиновника перед судом без жалобы по начальству…».

(В.И. Ленин. Полн. собр. соч., издание 5-е, т. 6, с. 206–207, полный текст с. 203–210).

Представления В.И. Ленина о демократии менялись, эволюционировали, по мере подготовки к Октябрьской Революции. Но менялись они не в корне, а лишь применительно к какому классу идет речь о демократии, а именно о какой демократии идет речь – о буржуазной или о пролетарской демократии. И если в 1902 году в программе Российской социал-демократической рабочей партии в пункте «[В]», подпункте № 6 Ленин выдвигает, как одно из важнейших требований: «уничтожение сословий и полную равноправность всех граждан…» (В.И. Ленин. Полн. собр. соч., т. 6, с. 206–207), то позднее он приходит к отрицанию равных прав каждого гражданина отстаивать свои интересы в парламенте. Он приходит к отрицанию парламентаризма вообще.

Это хорошо видно на примере его полемики с представителем немецкой социал-демократии Карлом Каутским в статье В.И. Ленина «Пролетарская революция и ренегат Каутский» (10 ноября 1918 года) (В.И. Ленин, полн. собр. соч., т.37, с. 235–338). Каутский защищает идею «чистой демократии», сохранение парламентаризма. Он считает, что возможен переход власти от буржуазии к пролетариату мирным путем – в результате парламентской борьбы.

Полемизируя с Каутским, Ленин утверждает, что не может быть «чистой демократии», предоставляющей представителям разных классов реальные равные права – отстаивать свои интересы в Парламенте. Ленин пишет, что «чистая демократия» – это лишь ложная иллюзия, что может быть только классовая демократия (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 251, здесь и далее смотрим 5-е издание). В.И. Ленин отвергает идею парламентаризма, основывая свои рассуждения на том, что в парламентских буржуазных республиках – капиталисты, биржа, банки: «тем больше подчиняют себе буржуазные парламенты, чем сильнее развита демократия» (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 255–256).

Ленин пишет:

«В буржуазной демократии капиталисты тысячами проделок – тем более искусных и верно действующих, чем развитее «чистая» демократия, – отталкивают массы от участия в управлении, от свободы собраний и печати и т.д. Советская власть первая в мире (строго говоря, вторая, ибо то же самое начала делать Парижская Коммуна) привлекает массы, к управлению. Участие в буржуазном парламенте (который никогда не решает серьезнейших вопросов в буржуазной демократии: их решает биржа, банки) загорожено от трудящихся масс тысячами загородок, и рабочие великолепно знают и чувствуют, видят и осязают, что буржуазный парламент чуждое учреждение, орудие угнетения пролетариев буржуазией, учреждение враждебного класса, эксплуататорского меньшинства». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 256–257). <…>

<…> «Демократия для ничтожного меньшинства, демократия для богатых, – вот каков демократизм капиталистического общества» (и далее) (см. В.И. Ленин, «Государство и Революция», Полн. собр. соч., т. 33 с. 88; здесь и далее смотрим 5-е издание). <…>

<…> «Итак: в капиталистическом обществе мы имеем демократию урезанную, убогую, фальшивую, демократию только для богатых, для меньшинства. Диктатура пролетариата, период перехода к коммунизму, впервые даст демократию для народа, для большинства, наряду с необходимым подавлением меньшинства, эксплуататоров» (В.И. Ленин, «Государство и Революция», Полн. собр. соч., т. 33 с. 90; 88–90).

Далее Ленин пишет, что в лице Советской республики рабочие всего мира видят «… пролетарскую демократию, демократию для бедных, а не демократию для богатых, каковой является на деле всякая, даже наилучшая, буржуазная демократия». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 258).

Что же надо делать со «свободой собраний» по мнению Ленина?

Ленин пишет:

«7. «Свобода собраний» может быть взята за образец требований «чистой демократии». Всякий сознательный рабочий, не порвавший со своим классом, поймет сразу, что было бы нелепо обещать свободу собраний эксплуататорам на тот период и в той обстановке, когда эксплуататоры оказывают сопротивление их свержению и отстаивают свои привилегии. Буржуазия, когда она была революционной, ни в Англии 1649 года, ни во Франции 1793 года, не давала «свободы собраний» монархистам и дворянам, призывавшим иностранные войска и «собиравшимся» для организации попыток реставрации. Если теперешняя, давно ставшая реакционной, буржуазия требует от пролетариата, чтобы он заранее гарантировал, несмотря на то, какое сопротивление окажут капиталисты их экспроприации, «свободу собраний» для эксплуататоров, то рабочие будут только смеяться над лицемерием буржуазии.

С другой стороны, рабочие прекрасно знают, что «свобода собраний» даже и в наиболее демократической буржуазной республике есть пустая фраза, ибо богатые имеют все лучшие общественные и частные здания в своем распоряжении, а также достаточно досуга для собраний и охрану их буржуазным аппаратом власти. Пролетарии города и деревни и мелкие крестьяне, т. е. гигантское большинство населения, не имеют ни того, ни другого, ни третьего. Пока дела стоят таким образом, «равенство», т. е. «чистая демократия», есть обман. Чтобы завоевать настоящее равенство, чтобы осуществить на деле демократию для трудящихся, надо сначала отнять у эксплуататоров все общественные и роскошные частные здания, надо сначала дать досуг трудящимся, надо, чтобы охраняли свободу их собраний вооруженные рабочие, а не дворянчики или капиталисты-офицеры с забитыми солдатами.

(Далее с. 495)

Только после такой перемены можно без издевательства над рабочими, над трудящимися, над бедными говорить о свободе собраний, о равенстве. А произвести такую перемену некому, кроме как авангарду трудящихся, пролетариату, свергающему эксплуататоров, буржуазию. (В.И.Ленин. «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Полн., собр. соч., издание 5-е, т. 37, с. 494–495).

Какова при буржуазной демократии – свобода печати? Ленин пишет:

«8. «Свобода печати» является тоже одним из главных лозунгов «чистой демократии». Опять-таки рабочие знают, и социалисты всех стран миллионы раз признавали, что эта свобода есть обман, пока лучшие типографии и крупнейшие запасы бумаги захвачены капиталистами и пока остается власть капитала над прессой, которая проявляется во всем мире тем ярче, тем резче, тем циничнее, чем развитее демократизм и республиканский строй, как, например, в Америке. Чтобы завоевать действительное равенство и настоящую демократию для трудящихся, для рабочих и крестьян, надо сначала отнять у капитала возможность нанимать писателей, покупать издательства и подкупать газеты, а для этого необходимо свергнуть иго капитала, свергнуть эксплуататоров, подавить их сопротивление. Капиталисты всегда называли «свободой» свободу наживы для богатых, свободу рабочих умирать с голоду. Капиталисты называют свободой печати свободу подкупа печати богатыми, свободу использовать богатство для фабрикации и подделки так называемого общественного мнения. Защитники «чистой демократии» опять-таки оказываются на деле защитниками самой грязной, продажной системы господства богачей над средствами просвещения масс, оказываются обманщиками народа, отвлекающими его посредством благовидных, красивых и насквозь фальшивых фраз от конкретной исторической задачи освобождения прессы от ее закабаления капиталу. Действительной свободой и равенством будет такой порядок, который строят коммунисты и в котором не будет возможности обогащаться на чужой счет, не будет объективной возможности ни прямо, ни косвенно подчинять прессу власти денег, не будет помех тому, чтобы всякий трудящийся (или группа трудящихся любой численности) имел и осуществлял равное право на пользование общественными типографиями и общественной бумагой». (В.И.Ленин. «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Полн., собр. соч., издание 5-е, т. 37, с. 495–496).


Но что же должно прийти на смену многопартийной системе и буржуазному парламенту, по мнению Ленина? Как бы в ответ на это Ленин пишет:

«Советы – непосредственная организация самих трудящихся и эксплуатируемых масс, облегчающая им возможность самим устраивать государство и управлять им всячески, как только можно». <…>

<…> «Старый буржуазный аппарат – чиновничество, привилегии богатства, буржуазного образования, связей и проч., (эти фактические привилегии тем разнообразнее, чем развитее буржуазная демократия), – все это при советской организации отпадает. Свобода печати перестает быть лицемерием, ибо типографии и бумага отбираются у буржуазии. То же самое с лучшими зданиями, дворцами, особняками, помещичьими домами. Советская власть многие и многие тысячи этих лучших зданий отняла сразу у эксплуататоров и таким образом сделала в миллион раз более «демократичным» право собраний для масс, – то право собраний, без которого демократия есть обман. (!!!) Непрямые выборы в нелокальные, неместные Советы облегчают съезды Советов, делают весь аппарат дешевле, подвижнее, доступнее для рабочих и для крестьян в такой период, когда жизнь кипит и требуется особенно быстро иметь возможность отозвать своего местного депутата или послать его на общий съезд Советов.

Пролетарская демократия в миллион раз демократичнее всякой буржуазной демократии; Советская власть в миллион раз демократичнее самой демократической буржуазной республики.

Не заметить этого мог только либо сознательный прислужник буржуазии, либо человек совершенно политически мертвый, не видящий живой жизни из-за пыльных буржуазных книг, пропитанный насквозь буржуазно-демократическими предрассудками и тем превращающий себя, объективно, в лакея буржуазии.

Не заметить этого мог только человек, который не способен поставить вопроса с точки зрения угнетенных классов:

Есть ли хоть одна страна в мире, из числа наиболее демократических буржуазных стран, в которой средний, массовый рабочий, средний, массовый батрак или деревенский полупролетарий вообще (т.е. представитель угнетенной массы, громадного большинства населения) пользовался хоть приблизительно такой свободой устраивать собрания в лучших зданиях, такой свободой иметь для выражения своих идей, для защиты своих интересов крупнейшие типографии и лучшие склады бумаги, такой свободой выдвигать именно людей своего класса на управление государством и на «устраивание» государства, как в Советской России?». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 257–258).

«14. Диктатура пролетариата тем сходна с диктатурой других классов, что она вызвана необходимостью, как и всякая диктатура, подавить насильственно сопротивление класса, теряющего политическое господство. Коренное отличие диктатуры пролетариата от диктатуры других классов, – от диктатуры помещиков в средние века, от диктатуры буржуазии во всех цивилизованных капиталистических странах, – состоит в том, что диктатура помещиков и буржуазии была насильственным подавлением сопротивления громадного большинства населения, именно трудящихся. Напротив, диктатура пролетариата есть насильственное подавление сопротивления эксплуататоров, т. е. ничтожного меньшинства населения, помещиков и капиталистов.

Отсюда, в свою очередь, вытекает, что диктатура пролетариата неизбежно должна принести с собой не только изменение форм и учреждений демократии, говоря вообще, но именно такое их изменение, которое дает невиданное еще в мире расширение фактического использования демократизма со стороны угнетенных капитализмом, со стороны трудящихся классов.

И действительно, та форма диктатуры пролетариата, которая уже выработана фактически, т. е. Советская власть в России, Rate-System * в Германии, Shop Stewards Committees и другие аналогичные советские учреждения в других странах, все они означают и осуществляют именно для трудящихся классов, т. е. для громадного большинства населения, такую фактическую возможность пользоваться демократическими правами и свободами, которой никогда не было, даже приблизительно, в самых лучших и демократических буржуазных республиках»…

«Именно те массы, которые даже в самых демократических буржуазных республиках, будучи равноправны по закону, на деле тысячами приемов и уловок отстранялись от участия в политической жизни и от пользования демократическими правами и свободами, привлекаются теперь к постоянному и непременному, притом решающему, участию в демократическом управлении государством» (В.И.Ленин. «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Полн., собр. соч., издание 5-е, т. 37, с. 499–500).


На основании этих взглядов (предпосылок) Ленин утверждает, что диктатура пролетариата «в миллион раз демократичнее самой демократической буржуазной республики». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 259). Он пишет о превосходстве диктатуры пролетариата, государства на основе Советов над парламентской республикой.

Но во взглядах Ленина на такую демократию можно заметить и некоторые противоречия. Ленин пишет: «Необходимым признаком, обязательным условием диктатуры является насильственное подавление эксплуататоров как класса и, следовательно, нарушение «чистой демократии», т.е. равенства и свободы, по отношению к этому классу». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 266). Далее Ленин противоречит сам себе. Он пишет, что: «… пролетариат не может победить, не сломив сопротивление буржуазии, не подавив насильственно своих противников, и что там, где есть «насильственное подавление», где нет «свободы», конечно, нет демократии. Этого Каутский не понял». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 266–267).

Каутский-то, конечно, понимает, что это нарушение «чистой демократии». Он именно поэтому и пишет о «чистой демократии», подразумевая парламентаризм. Но Ленин на основании своих рассуждений приходит к выводу, что у представителей бывших эксплуататоров надо отнять не только частную собственность, но и избирательное право, а так же возможность отстаивать свои интересы в парламенте, то есть демократические права и свободы. (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 290).

Ленин искренне убежден, что не может быть «чистой демократии», что демократия всегда служит какому-то одному классу и является формой его диктатуры. Он рассуждает следующим образом. Например, в Римской империи «демократия» была формой диктатуры рабовладельцев над рабами, при капитализме парламентская демократия является формой диктатуры класса капиталистов и, следовательно, социализм возможен только при демократии для бедных, то есть в форме диктатуры пролетариата с поражением в демократических правах других классов. Ленин пишет:

«Либералу естественно говорить о «демократии» вообще. Марксист никогда не забудет поставить вопрос: «для какого класса?». Всякий знает, например, – и «историк» Каутский знает это тоже, – что восстания или даже сильные брожения рабов в древности сразу обнаруживали сущность античного государства, как диктатуры рабовладельцев. Уничтожала ли эта диктатура демократию среди рабовладельцев, для них? Всем известно, что нет.

«Марксист» Каутский сказал чудовищный вздор и неправду, ибо «забыл» о классовой борьбе…

Чтобы из либерального и лживого утверждения, данного Каутским, сделать марксистское и истинное, надо сказать: диктатура не обязательно означает уничтожение демократии для того класса, который осуществляет эту диктатуру над другими классами, но она обязательно означает уничтожение (или существеннейшее ограничение, что тоже есть один из видов уничтожения) демократии для того класса, над которым или против которого осуществляется диктатура». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 243–244).

Но зачем же нужна диктатура пролетариата, по логике Ленина, зачем надо насильственным путем подавлять класс эксплуататоров? Ведь например, как считает Каутский, возможен переход власти от буржуазии к пролетариату мирным путем – в результате парламентской борьбы.

Ленин обосновывает необходимость диктатуры пролетариата исходя из следующей предпосылки – не может быть равенства между эксплуататором и эксплуатируемым, и, следовательно, эксплуатируемые не смогут защитить свои интересы в парламенте. Ленин фактически утверждает, что у эксплуататоров есть превосходство над эксплуатируемыми, – превосходство интеллектуальное, в образовании, в организаторских и других навыках. Но это превосходство не врожденное, а приобретенное благодаря особым привилегированным условиям жизни, воспитанию и образованию. И именно поэтому, по мнению Ленина, эксплуатируемые не смогут отстоять свои интересы в парламентской партийной борьбе. Именно поэтому нужен рычаг, нужна государственная машина насильственного подавления представителей эксплуататоров, нужна диктатура, которая поможет «слабым» людям из простого народа подавить «сильных мира сего». Обратимся к первоисточнику. Ленин пишет:

«Влюбленный в «чистоту» демократии, Каутский нечаянно совершает ту самую маленькую ошибку, которую всегда делают все буржуазные демократы, именно: он формальное равенство (насквозь лживое и лицемерное при капитализме) принимает за фактическое! Мелочь!…<…>

<…> Не может быть равенства между эксплуататорами, которые в течение долгих поколений выделялись и образованием, и условиями богатой жизни, и навыками, – и эксплуатируемыми, масса коих даже в самых передовых и наиболее демократических буржуазных республиках забита, темна, невежественна, запугана, разрозненна. Эксплуататоры на долгое время после переворота сохраняют неизбежно ряд громадных фактических преимуществ: у них остаются деньги (уничтожить деньги сразу нельзя), кое-какое движимое имущество, часто значительное, остаются связи, навыки организации и управления, знание всех «тайн» (обычаев, приемов, средств, возможностей) управления, остается более высокое образование, близость к технически высшему (по-буржуазному живущему и мыслящему) персоналу, остается неизмеримо больший навык в военном деле (это очень важно) и так далее, и так далее». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37 с. 262–263). <…>

<…> «При таком положении вещей предполагать, что при сколько-нибудь серьезной революции решает дело просто-напросто отношение большинства к меньшинству, есть величайшее тупоумие, есть самый глупенький предрассудок дюжинного либерала, есть обман масс, сокрытие от них заведомой исторической правды. Эта историческая правда состоит в том, что правилом является при всякой глубокой революции долгое, упорное, отчаянное сопротивление эксплуататоров, сохраняющих в течение ряда лет крупные фактические преимущества над эксплуатируемыми. Никогда – иначе, как в сладенькой фантазии сладенького дурачка Каутского – эксплуататоры не подчинятся решению большинства эксплуатируемых, не испробовав в последней, отчаянной битве, в ряде битв своего преимущества.

Переход от капитализма к коммунизму есть целая историческая эпоха. Пока она не закончилась, у эксплуататоров неизбежно остается надежда на реставрацию, а эта надежда превращается в попытки реставрации. И после первого серьезного поражения, свергнутые эксплуататоры, которые не ожидали своего свержения, не верили в него, не допускали мысли о нем, с удесятеренной энергией, с бешенной страстью, с ненавистью, возросшей во сто крат, бросаются в бой за возвращение отнятого «рая», за их семьи, которые жили так сладко и которые теперь «простонародная сволочь» осуждает на разорение и нищету (или на «простой» труд…). <…>

<…> И при таком положении вещей, в эпоху отчаянной, обостренной войны, когда историей ставятся на очередь дня вопросы о бытии или небытии вековых и тысячелетних привилегий, – толковать о большинстве и меньшинстве, о чистой демократии, о ненадобности диктатуры, о равенстве эксплуататора с эксплуатируемым!! Какая бездна тупоумия, какая пропасть филистерства нужна для этого!». <…>

<…> Необходимым признаком, обязательным условием диктатуры является насильственное подавление эксплуататоров как класса и, следовательно, нарушение «чистой демократии», т.е. равенства и свободы, по отношению к этому классу. (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37 с. 266). <…>

<…> Теоретически вопрос стоит иначе, он стоит так: возможна ли диктатура пролетариата без нарушения демократии по отношению к классу эксплуататоров? <…>

<…> Каутский разговаривал обо всем, что угодно, обо всем, что приемлемо для либералов и буржуазных демократов, что не выходит из их круга идей, – кроме главного, кроме того, что пролетариат не сможет победить, не сломив сопротивления буржуазии, не подавив насильственно своих противников, и что там, где есть «насильственное подавление», где нет «свободы», конечно, нет демократии. Этого Каутский не понял». (В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37 с. 266–267).

Вот каким образом Ленин обосновывает необходимость, по его мнению, диктатуры пролетариата, и, фактически сам же утверждает, что эта диктатура приводит к ущемлению свободы, к урезанной, так же фальшивой демократии, как фальшива буржуазная демократия.

Мне представляются следующие основания для такого утверждения.

На словах Ленин декларирует для пролетариата полный набор демократических прав и свобод. Диктатура пролетариата является для него синонимом – Пролетарской демократии. Но на практике не осуществилось утверждение Ленина, что: «…не будет помех тому, чтобы всякий трудящийся (или группа трудящихся любой численности) имел и осуществлял равное право на пользование общественными типографиями и общественной бумагой» (для выражения своего мнения и идей – А.Я.). (В.И.Ленин. «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Полн., собр. соч., издание 5-е, т. 37, с. 495–496).

В действительности право на свободу слова и печати монополизировала коммунистическая партия. Те представители рабочих или крестьян, которые проявляли какое либо несогласие с генеральной линией партии, или выступали против нее, объявлялись мятежниками. И их волеизъявление в лучшем случае не пропускались в средствах массовой информации цензурой, а в худшем случае объявлялись мятежом и подавлялись военным насилием. «Диктатура пролетариата» очень скоро оказалась – диктатурой правящей коммунистической партии и партийной бюрократии, над пролетариатом, и от имени пролетариата. Советы очень скоро потеряли свою власть и стали «декоративными». Оставлять в таком положении дел – «пролетарскую демократию» было очень опасно для ее будущего.

Из последних работ Ленина, из его «Письма к съезду» видно как Ленин мучительно ищет выход из сложившегося положения. В.И Ленин начал свое «Письмо» заявлением о необходимости (цитирую): «предпринять на этом съезде ряд перемен в нашем ПОЛИТИЧЕСКОМ СТРОЕ», – а не только перемен в личном составе руководства (см. В.И. Ленин «Письмо к съезду», Полн. собр. соч. т. 45, с. 343–348). Ленин пишет о РЕФОРМЕ ПАРТИЙНОГО АППАРАТА, и подчеркивает, что теперь это наиважнейшая задача. Он хочет увеличить ЦК до 100 членов из рабочих и крестьян. (В ЦК тогда числилось 27 человек). Он ищет другие способы – увеличить представительную власть. Ленин заботится о представительном народном органе, который выполнял бы функции контроля над ЦК. (См. В.И. Ленин. «Как нам реорганизовать Рабкрин» Полн. собр. соч. т. 45, с. 383–388). Но уже слишком поздно. Недостроенная «пролетарская демократия» оказывается в руках Сталина, который совсем выхолащивает ее суть и парализует ее.


ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ, которые можно сделать из рассмотренных работ В.И. Ленина о демократии и парламентаризме, и из практики воплощения этих идей в жизнь, заключаются в следующем.

Боязнь Ленина – перед расколом в партии, запрет других левых партий и фракций внутри правящей партии, жесткое ограничение внутрипартийной демократии, возможно, рассматривались Лениным – как временная мера, необходимая в некий переходный период. И, если бы Ленин жил дольше – он, возможно, пришел бы к пониманию необходимости фракций и оппозиционных партий, как к мере против бюрократизма и диктатуры номенклатуры. Но власть перешла к Сталину, который довел урезанную демократию до тоталитарного режима, перерождения партийной номенклатуры в новый слой, господствующий над народом. Уничтожение демократии для народа – создало предпосылки реставрации капитализма.

История показала, что диктатура какого либо класса над другими, ущемление демократических прав и свобод какой либо группы граждан, приводит к перерождению демократии в – диктатуру бюрократии. Государственный аппарат насильственного подавления политических противников неминуемо оказывается в руках наиболее ловких и изворотливых управленцев, и противостоять этому может только парламентаризм, свобода слова и распространения информации для всех, и сохранение права на оппозицию для любой партии.

Сначала идеи диктатуры привели к тому, что большевики разогнали учредительное собрание, затем запретили другие партии, – даже социалистические. Затем, были запрещены различные фракции внутри коммунистической правящей партии, и, в конце концов, запретили ту свободу собраний для народа: «…то право собраний, без которого демократия есть обман», – как писал Ленин. (См. В.И. Ленин, Полн. собр. соч., т. 37, с. 257)

Затем это логическое, умозрительное заключение о необходимости диктатуры (пролетариата) создало предпосылки к тому, что «джин бюрократии», пожирающей саму себя был выпущен из «бутылки» в эпоху сталинизма. Логическим следствием такой политики стала диктатура генерального секретаря партии и партийно-чиновничьей номенклатуры над народом, то есть фактическое уничтожение демократии для любого класса…, в том числе и для пролетариата!..

Диктатура пролетариата, – задуманная изначально как аппарат насильственного подавления класса эксплуататоров, своих противников, постепенно превращается в аппарат насильственного подавления, уже социалистической бюрократией, – всех инакомыслящих. Поэтому, можно сделать вывод, что диктатура любого класса над другими постепенно перерождается в аппарат уничтожения демократических прав и свобод для всех, и, следовательно, подлинная демократия возможна только в обществе с парламентской демократией и многопартийной системой. В обществе, в котором нет диктатуры какого бы то ни было класса над другими классами.

Парламентаризм или многопартийная система – необходимы!

Ведь демократия – это не только выражение воли большинства, но и защита права меньшинства, – его права на свою точку зрения, на критику, на новые идеи, на защиту своих интересов, на оппозицию. Ибо, как показывает история, новые идеи, изобретения и открытия зарождаются сначала в головах у меньшинства, а вернее сказать – у отдельных личностей, и лишь после долгой просветительской, пропагандистской работы – овладевают большинством. Для примера можно рассмотреть влияние на развитие науки таких личностей как Аристотель, Платон, Сократ, Дарвин, Эйнштейн; в искусстве: Леонардо Да-Винчи, Микельанджело, Рафаэль; в религии: Иисус, Будда, Конфуций; в общественных науках: Маркс, Энгельс, и так далее. Всегда и везде сначала появляется первооткрыватель, зачинатель, организатор, а затем его идеи подхватывает большинство. И поэтому – лишить меньшинство демократических прав и свобод, значит – обезглавить общество, лишить его ВОЗМОЖНОСТИ РАЗВИТИЯ.

Необходимо публично признать, что разрыв с гуманистическим и демократическим содержанием социалистических идеалов, произвол и репрессии в период сталинизма привели к формированию в стране авторитарно-бюрократической системы, чуждой социализму, так как его главными принципами являются: социальное равенство, демократия, идеалы добра и социальной справедливости – несовместимые с деспотией (см. В.И. Ленин «Задачи русских социал-демократов» Полн. собр. соч., т. 2, с. 443–470, с. 446–447; «Проект и объяснение программы социал-демократической партии», т. 2, с. 83–110; с. 85, 99, 107; «Проект программы Российской социал-демократической рабочей партии», т. 6, с. 203–210, с. 206).

Необходимо открыто исследовать все причины, приведшие к извращению социализма и отвергнуть их как трагические заблуждения, навсегда, как не имеющие ничего общего с истинным социализмом. Необходимо в соответствии с этим корректировать теоретическую базу социализма. Тот, кто не учитывает уроков прошлого – обречен повторять их снова и снова.

Всегда надо помнить, что учение социализма и коммунистическое учение – это «храм науки», который все время должен находится в строительных лесах!!!


Александр Ярославцев.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. В.И. Ленин. «Задачи русских социал-демократов». Полн. собр. соч. т.2, с. 443–470, (здесь и далее смотрим 5-е издание).

2. В.И. Ленин. «Проект и объяснение программы социал-демократической партии». Полн. собр. соч. т.2, с. 83–110.

3. В.И. Ленин. «Проект программы Российской социал-демократической рабочей партии». Полн. собр. соч. т. 6, с. 203–210.

4. В.И. Ленин «Государство и революция», полн. собр. соч., т.33.

5. В.И. Ленин «Пролетарская революция и ренегат Каутский», полн. собр. соч., т.37, с. 235–338. (5-е издание).

6. В.И.Ленин. «Тезисы и доклад о буржуазной демократии и диктатуре пролетариата». Полн., собр. соч., издание 5-е, т. 37, с. 491–509.

7. В.И. Ленин «О государстве».

8. В.И. Ленин «Очередные задачи советской власти».

9. В.И. Ленин «Один из коренных вопросов революции». полн. собр. соч., т.34.

10. В.И. Ленин «Задачи пролетариата в нашей революции». полн. собр. соч., т.31.

11. В.И. Ленин «Речь на VII съезде РКП(б) в 1918 году.

12. В.И. Ленин. «Письмо к съезду». Полн. собр. соч. т. 45, с. 343–348.

13. В.И. Ленин. «О кооперации». Полн. собр. соч. т. 45, с. 370–377.

14. В.И. Ленин. «Как нам реорганизовать Рабкрин». Полн. собр. соч. т. 45, с. 383–388.

15. М.С. Восленский «Номенклатура» (Москва «Советская Россия» совм. с МП «Октябрь» 1991 г.).

16. Вадим Роговин «Партия расстрелянных» (Москва 1997 г.) - о политических процессах 36–38 годов 20 века в России.

noxx77
Сообщения: 752
Зарегистрирован: 18 авг 2009, 17:01

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение noxx77 » 03 мар 2010, 12:48

Александр, а вы Каутского читали, или "не читал, но против"?

Александр Ярославцев
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 20 фев 2010, 23:09
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Александр Ярославцев » 03 мар 2010, 17:12

Здравствуйте уважаемый noxx77.
Я читал некоторые произведения Каутского. Но именно то о котором пишет Ленин - я не читал.

В мою задачу входило - ознакомить читателей с эволюцией взглядов В.И. Ленина на демократию, и парламентаризм, и, помочь читателю сделать свои собственные выводы.

Если Вы прочитали весь мой материал, и мои выводы, то наверное могли заметить, что я не во всем против Каутского, и, более того в некоторых аспектах согласен с ним. Для того чтобы прийти к моим выводам - мало прочитать Каутского, - надо проанализировать и сталинизм, и диктатуру партийной номенклатуры над народом.
Это было недоступно Каутскому. Зато мы, сейчас, можем это сделать.

Встречный вопрос, а Вы, noxx77, читали книгу Михаила Восленского "Номенклатура", или Вадима Роговина "Партия Расстрелянных", - о событиях 36-38 годов? Могу дать ссылки:
Народ Восленский "Номенклатура":
http://www.pseudology.org/Nomenklatura/index.htm
Восленский "Номенклатура":
http://rosnom.narod.ru/T700.htm

Роговин В.З. Была ли альтернатива т. 5, «Партия расстрелянных»:
http://web.mit.edu/people/fjk/Rogovin/v ... index.html

Если Вы можете дать ссылки на то произведение Каутского с которым полемизирует Ленин, - я буду очень признателен Вам.

------ правка от 06.03.2010 г.

Я нашел ссылку на книгу Каутского с которой полемизирует Ленин в своей работе - "Пролетарская Революция и ренегат Каутский".
Это работа Каутского: "Диктатура пролетариата", - в которой он утверждает и берется доказать, что без демократии полноценный социализм невозможен.
Вот она -
Карл Каутский «Диктатура пролетариата» 1918 г.:
http://revarchiv.narod.ru/kautsky/oeuvre/diktatur.html

Для объективности анализа, я считаю, надо прочитать эту работу Каутского.
Последний раз редактировалось Александр Ярославцев 06 мар 2010, 23:32, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8082
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Олег » 03 мар 2010, 22:57

Подборка цитат, вырванных из конкретного периода общественно-политической и классовой борьбы, в конкретном месте, мало что означает вообще с точки зрения методологии. Различны могут быть пути реализации конкретной формы социализма, как переходного периода к коммунизму. Мало это что дает и в понимании особенностей этого перехода.

Послушаем тов. Ленина в ситуации России

На 2-м конгрессе Коминтерна В.И. Ленин по этому поводу говорил следующее: “Мы понимаем под диктатурой пролетариата в сущности диктатуру его организованного и сознательного меньшинства. И действительно, в эпоху капитализма, когда рабочие массы подвергаются беспрерывной эксплуатации и не могут развивать своих человеческих способностей, наиболее характерным для рабочих политических партий является именно то, что они могут охватывать лишь меньшинство своего класса. Политическая партия может объединить лишь меньшинство класса, так же, как действительно сознательные рабочие во всяком капиталистическом обществе составляют лишь меньшинство всех рабочих. Поэтому мы вынуждены признать, что лишь сознательное меньшинство может руководить широкими рабочими массами и вести их за собой”.


на 10-м съезде РКП(б), где ему пришлось столкнуться с так называемой "рабочей оппозицией" Ленин подчеркивал: “Мы после двух с половиной лет Советской власти перед всем миром выступили и сказали в Коммунистическом Интернационале, что диктатура пролетариата невозможна иначе, как через коммунистическую партию”. Саму “рабочую оппозицию” Ленин характеризовал как “мелкобуржуазную, анархическую стихию”. Ленин подчеркивал, что объединении ее вокруг профсоюзов и рабочих комитетов приведет к экономической борьбе и сваливанию к мелкобуржуазной в начале, и буржуазной в конце контрреволюции.

Примерно так. Но это в той ситуации, и в том месте. В другой ситуации и в другом месте переход может быть иным. ИМХО.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8082
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Олег » 03 мар 2010, 23:27

Сергей Бобров
Конституция отмирающего государства диктатуры пролетариата

«Пролетариату нужно государство — это повторяют все оппортунисты, социал-шовинисты и каутскианцы, уверяя, что таково учение Маркса, и «забывая» добавить, что, во-первых, по Марксу, пролетариату нужно лишь отмирающее государство, т. е. устроенное так, чтобы оно немедленно начало отмирать и не могло не отмирать. А, во-вторых, трудящимся нужно «государство», «то есть организованный в господствующий класс пролетариат»». (В.И. Ленин, ПСС, изд. 5, т. 33, стр. 24.)

В этой цитате из работы Ленина «Государство и революция», являющейся, по сути, концентрированным выражением всего марксистского мировоззрения по вопросам государства и демократии, наиболее полно выражено основное требование к социалистическому государству.

В марксистской литературе постоянно повторяется, что социалистическое государство должно быть государством диктатуры пролетариата, «то есть организованный в господствующий класс пролетариат», но нигде не говориться о конкретных формах организации такого государства, как и о формах его отмирания. «Поэтому мы и вправе говорить лишь о неизбежном отмирании государства, подчеркивая длительность этого процесса, его зависимость от быстроты развития высшей фазы коммунизма и оставляя совершенно открытым вопрос о сроках или о конкретных формах отмирания, ибо материала для решения таких вопросов нет». (В.И. Ленин, ПСС, изд. 5, т. 33, стр. 96.)

Но после победы Великой Октябрьской Социалистической революции в 1917 году, вопрос об устройстве социалистического государства, о форме и содержании отмирающего государства диктатуры пролетариата, обеспечивающего организацию в господствующий класс именно пролетариат, т.е. создание системы, обеспечивающей его господство, стал первоочередным. Конституция РСФСР 1918 года является, по сути, первой и единственной попыткой определиться с формой государственной власти соответствующей марксистскому пониманию сущности социалистического государства. Поэтому именно она интересна заложенными в ней нормами, обеспечивающими именно диктатуру класса, диктатуру трудящихся в целом, а не какого-то узкого слоя общества, и закладывающую основу именно отмирающего государства диктатуры пролетариата.

Какие же задачи должна решать система государственной власти социалистического государства для обеспечения господства интересов трудящихся, и как это решалось в Конституции РСФСР 1918 года?

Идеи, как известно, возникают в головах отдельных индивидуумов. Затем эти идеи находят своих сторонников, в нашем случае политические партии, которые внедряют их в массы. И только после того, как идея овладеет массами, она превращается (в лице этих масс) в материальную силу, которая только и способна провести соответствующие преобразования в обществе. Это одна из фундаментальных основ марксизма. И если мы говорим о государстве диктатуры пролетариата, то и все преобразования в обществе должны проводиться на основе уже достигнутого уровня сознание этого класса, на основе массового сознания пролетариата, большинства трудящихся, иначе это не диктатура пролетариата, это насилие над ним, а следовательно диктатура другой, более мощной на этот момент силы. Даже если всё делается в интересах пролетариата, это всё равно насилие и сила эта противостоит пролетариату, его массовому сознанию, стоит над ним.

Всё это, в той или иной форме, было неоднократно разобрано в марксистской литературе, но вот вопрос о том, как выявлять этот достигнутый уровень сознания масс в явном виде никогда не поднимался (во всяком случае, мне неизвестно) до тех пор, пока не возникла реальная необходимость создание государства соответствующего типа. И только на примере первой советской Конституции, Конституции РСФСР 1918 года, можно проследить, какое решение этого вопроса предлагалось.

Статья 24. Всероссийский съезд Советов является высшей властью Российской Социалистической Федеративной Советской Республики.

Статья 25. Всероссийский съезд Советов составляется из представителей городских Советов по расчету 1 депутат на 25000 избирателей и представителей губернских съездов Советов по расчету 1 депутат на 125000 жителей.

Статья 26. Всероссийский съезд Советов созывается … не реже двух раз в год.

Статья 53. Съезды Советов составляются следующим образом:

а) Областные - из представителей городских Советов и уездных съездов Советов по расчету …, либо из представителей губернских съездов Советов, избираемых по той же норме, если этот съезд собирается непосредственно перед областным съездом Советов.

б) Губернские (окружные) - из представителей городских Советов и волостных съездов Советов по расчету …, в случае созыва уездного съезда Советов непосредственно перед губернским, выборы проводятся по той же норме не волостными, а уездным съездом Советов.

в) Уездные (районные) - из представителей сельских Советов по расчету ….

г) Волостные - из представителей всех сельских Советов волости по расчету ….

Статья 54. Съезды Советов созываются … не реже двух раз в год по области, одного раза в три месяца по губернии и уездам и одного раза в месяц по волости.

Статья 57. Советы депутатов образуются:

а) В городах - по расчету 1 депутат на каждую 1000 человек населения, но в числе не менее 50 и не более 1000 членов.

б) В селениях (деревнях, селах, станицах, местечках, городах с населением менее 10000 человек, аулах, хуторах и пр.) - по расчету 1 депутат на каждые 100 человек населения, но в числе не менее 3 и не более 50 депутатов на каждое селение. Срок полномочий депутатов- 3 месяца.

1. Совет депутатов созывается … не реже 1 раза в неделю в городах и 2 раз в неделю в селениях.

Из приведённых статей Конституции видно, что выборы предлагались ступенчатые. Народ участвовал только в выборах местных Советов, выбирал только одного своего депутата, на которого возлагал ответственность за решение всех вопросов, как местных, так и общегосударственных. Обращает на себя внимание и то, что депутаты избирались от такого количества населения, что все избиратели могли их знать либо лично, либо, в крайнем случае, через своих знакомых или родственников, что исключало возможность навязывание неверного представления о личности кандидата в депутаты с помощью средств массовой информации или других форм недобросовестной агитации. А частота созыва Советов говорит о том, что предусматривался жёсткий контроль создаваемых ими исполнительных комитетов.

На более высоких уровнях Советы не создавались, там Съездами Советов создавались исполнительные комитеты, работа которых контролировалась довольно часто созываемыми (ст. 54) соответствующими Съездами, которые формировались либо из депутатов Советов, либо из делегатов нижестоящих Съездов Советов.

Таким образом, вся система Советов формировалась так, что каждый вышестоящий Съезд Советов формировался из представителе нижестоящих Съездов Советов или Советов депутатов, а следовательно, они отражали совокупные интересы этих нижестоящих органов, а в пределе, и всего населения обладающего избирательным правом. Т.е. любой член общества, обладающий избирательным правом, мог поставить перед своим депутатом вопрос любого уровня, а заручившись поддержкой большинства избирателей, что учитывая нормы представительства (ст. 57) не так уж трудно сделать, и требовать от него рассмотрения этого вопроса на сессии Совета депутатов соответствующего территориального образования. Т.е. любой вопрос от местного до общегосударственного уровня может быть инициирован любой, довольно малочисленной, группой граждан и либо решён, пройдя поочерёдно рассмотрение в Советах и на Съездах Советов всех необходимых уровней, либо мотивируемо отклонён на каком-либо из этапов. Такая постановка вопроса обеспечивала: а) рассмотрение предложений большинства членов общества, б) обобщение схожих предложений на каждом этапе и выработку по ним компромиссного решения, в) избавление вышестоящих Съездов от перегрузки путём решения большинства вопросов на более низких уровнях, или, по крайней мере, представления их в уже достаточно обобщённом виде.

Депутаты Съездов Советов, отчитываясь перед делегирующими их органами, несут информацию о рассматриваемых на них вопросах в эти нижестоящие органы и, в конечном счете, всему населению, позволяя, таким образом, им изъявить свою волю.

Не трудно заметить, что нижестоящие Советы и Съезды Советов совершенно ни как не зависимы от вышестоящих Съездов Советов, поскольку любой вышестоящий Съезд Советов формируется из представителей нижестоящих Советов или Съездов Советов, что естественно не относится к исполнительным органам.

Система выстроена таким образом, что позволяет выявлять волю избирателей и принимать решения именно в соответствии с ней. Партии могут проводить любую агитационную и пропагандистскую работу среди населения, формируя в обществе то или иное массовое сознание, но любые изменения в жизни общества, любые преобразования осуществляются опираясь только на уже достигнутый уровень массового сознания, выявленный через систему Советов и Съездов советов. Таким образом, система советов, заложенная в Конституции РСФСР 1918 года, разрабатываемая под непосредственным руководством В.И. Ленина, предусматривала именно диктатуру трудящихся (пролетариата) и ни какого допуска партии к непосредственно государственной власти не предусматривала.

Обеспечивая диктатуру трудящихся масс, Конституция открыто, безо всякого лицемерия, ущемляла в правах определённые категории граждан.

Статья 65. Не избирают и не могут быть избранными, хотя бы они входили в одну из вышеперечисленных категорий:

а) лица, прибегающие к наемному труду с целью извлечения прибыли;

б) лица, живущие на нетрудовой доход, как-то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления с имущества и т.п.;

в) частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;

г) монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;

д) служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома;

е) лица, признанные в установленном порядке душевнобольными или умалишенными, а равно лица, состоящие под опекой;

ж) лица, осужденные за корыстные и порочащие преступления на срок, установленный законом или судебным приговором.

Безусловно, с позиций современности Конституция РФСР 1918 года может выглядеть далеко не совершенной, но вопрос сейчас не в этом. Вопрос в самом подходе к организации представительной власти в социалистическом государстве, в отмирающем государстве (полугосударстве) диктатуры пролетариата. Вопрос в форме обеспечения этой самой диктатуры, потому, что Конституция 1936 года, по своей сути, построена уже на совершенно другой идеологии, идеологии господства верхов над низами во всей системе власти. И этот вопрос открыто ставился в тексте Конституции РСФСР 1918 года.

Статья «9. Основная задача рассчитанной на настоящий переходный момент Конституции Российской Социалистической Федеративной Советской Республики заключается в установлении диктатуры городского и сельского пролетариата и беднейшего крестьянства в виде мощной Всероссийской Советской власти в целях полного подавления буржуазии, уничтожения эксплуатации человека человеком и водворения социализма, при котором не будет ни деления на классы, ни государственной власти».

Вопрос в том, власть народа или власть для народа, в интересах народа. Только вот власти для кого-то не бывает, власть всегда для тех и в интересах тех, кто ею реально обладает, всё остальное только на их милость.

Если то, что касается диктатуры трудящихся в Конституции РСФСР 1918 года явно просматривается, поскольку решение вопроса о структуре государственной власти после октябрьского переворота стало насущно необходимым, а В.И. Ленин, формируя новую систему власти, не мог не опираться на теорию, то вопрос о форме отмирания государства на тот момент оставался открытым. Насущной необходимости в то бурное время в этом не было, как не было и «материала для решения таких вопросов» (из цитаты в начале статьи). Но сама система обеспечивающая диктатуру трудящихся масс уже создавала основы для начала немедленного отмирания государства, поскольку трудящиеся массы, основная масса населения страны, никак не заинтересованы в избыточной государственной власти, а заинтересованы как раз наоборот, в максимально возможном самоуправлении везде где это только позволяет уровень развития производственных отношений. Но опыт семи десятилетий Советского Союза уже даёт представление о возможных путях отмирания государства.

Поскольку с отмиранием государства отмирает и демократия, преобразуясь в простое и добровольное подчинение меньшинства большинству, резонно предположить, что большинство функций управления обществом будут распределены между различными общественными организациями, поскольку в любом случае должна быть какая-то система выявления воли этого большинства. Несмотря на то, что государство времён СССР трудно было назвать отмирающим, за период его существования возникло множество общественных организаций. И хотя все они жёстко контролировались сверху, они всё же выполняли достаточно большой объём функций по управлению обществом. Это и управление производством, вплоть до создания Советов Трудовых Коллективов, и распределение общественных фондов потребления (в частности профсоюзы), и различные творческие союзы и т.п. А жёсткий контроль сверху объяснялся именно тем, что партийно-советская номенклатура, которая реально и осуществляла диктатуру в СССР, была абсолютно не заинтересована в отмирании государства, наоборот, заинтересована во всемерном его усилении, поскольку это усиливало и её власть. Но развитие производительных сил неуклонно вело и к развитию производственных отношений и к усложнению управления обществом, а общественные организации, хоть и под жёстким контролем власти, брали на себя изрядную часть этих функций, что упрощало управление обществом со стороны господствующего слоя. Государство же диктатуры пролетариата, соответствующее Конституции РФСР 1918 года, заинтересовано в передачи как можно большего числа своих функций общественным организациям, поскольку это упрощает решение многих вопросов непосредственному носителю власти – трудовому народу.

Развитием производственных сил и производственных отношений неизбежно влечёт за собой и увеличение специфических областей знания и интересов отдельных членов общества. Если мы говорим о самоуправлении, то резонно предположить, что члены общества будут объединяться в общественные организации по интересам. Но интересы одних общественных организаций могут противоречить интересам других общественных организаций, возможно и большинству членов общества в целом, а возможно даже и членам этой общественной организации, не сознающим возможные побочные эффекты. Значит, самоуправление общественных организаций должно касаться исключительно той области, которая определена ей либо государством, либо вышестоящим объединением общественных организаций.

Если рассматривать отмирание государства с подобных позиций, то не трудно заметить, что общественное самоуправление будет во многом повторять систему Советов, предусматриваемую Конституцией РСФСР 1918 года. В любом случае думается, что внутреннему содержанию, самой идеологии заложенной в Конституции РСФСР 1918 года в настоящее время коммунистическими партиями уделяется незаслуженно мало внимания.

Александр Ярославцев
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 20 фев 2010, 23:09
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Александр Ярославцев » 04 мар 2010, 21:18

Олег, спасибо за очень интересную информацию о Конституции 1918 года.

1. Единственное замечание – если на ступенчатых выборах в советы 1-го уровня многие могли знать характер кандидата в депутаты, то при выборах следующих уровней кандидаты в депутаты, получается, вообще ничего не знали друг о друге?

Тогда чем же это лучше прямых выборов, при которых возможны теледебаты кандидатов в депутаты и их выступления, непосредственно (в домах культуры) и в средствах массовой информации.

2. Не могли бы вы привести ссылку на полное собрание сочинений В.И.Ленина (5-е издание, какой том и страница?) в связи с Вашей следующей цитатой:

«На 2-м конгрессе Коминтерна В.И. Ленин по этому поводу говорил следующее: “Мы понимаем под диктатурой пролетариата в сущности диктатуру его организованного и сознательного меньшинства. И действительно, в эпоху капитализма, когда рабочие массы подвергаются беспрерывной эксплуатации и не могут развивать своих человеческих способностей, наиболее характерным для рабочих политических партий является именно то, что они могут охватывать лишь меньшинство своего класса. Политическая партия может объединить лишь меньшинство класса, так же, как действительно сознательные рабочие во всяком капиталистическом обществе составляют лишь меньшинство всех рабочих. Поэтому мы вынуждены признать, что лишь сознательное меньшинство может руководить широкими рабочими массами и вести их за собой”».

С уважением, Александр Ярославцев.

-------Правка от 06.03.2010 г.

Олег: Вы просили ссылку? Полн. собр. соч. 5-е издание. Том 41. Стр. 236.
Последний раз редактировалось Александр Ярославцев 06 мар 2010, 23:47, всего редактировалось 1 раз.

noxx77
Сообщения: 752
Зарегистрирован: 18 авг 2009, 17:01

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение noxx77 » 05 мар 2010, 12:17

Здравствуйте, Александр! Я у Каутского тоже читал немногое, к сожалению. Могу сослаться на "От демократии к государственному рабству" 1921г. http://revarchiv.narod.ru/kautsky/oeuvr ... cracy.html , в которой К.Каутский, полемизируя в первую очередь с Троцким, излагает свое виденье пути к социализму и ситуации в России. К сожалению, мой процесс изучения темы взаимоотношений ВКПб с социал-демократами тех лет находится пока в самом начале.

В работе, кстати, Каутский анализирует почему не победила революция в Германии. Мысль состояла в том, что условия были совершенно отличные от российских 1917го. Так вот, Каутский не отрицает классовой борьбы, просто видел по-другому и её пути и диктатуру пролетариата, ставя пути в зависимость от условий.

т.е. то, о чем сказал Олег (если я его правильно понял):
Олег писал(а):Примерно так. Но это в той ситуации, и в том месте. В другой ситуации и в другом месте переход может быть иным. ИМХО.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8082
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Олег » 05 мар 2010, 17:55

Вы просили ссылку? Полн. собр. соч. 5-е издание. Том 41. Стр. 236.

Александр Ярославцев
Сообщения: 19
Зарегистрирован: 20 фев 2010, 23:09
Откуда: Санкт-Петербург

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Александр Ярославцев » 06 мар 2010, 23:43

Здравствуйте, Олег и noxx77! Огромное спасибо Вам за ссылки.

Благодаря Вам, noxx77, на том же сайте "Революционный архив", на который Вы давали ссылку в связи с работой Каутского "От демократии к государственному рабству", -

Я нашел ссылку на книгу Каутского с которой полемизирует Ленин в своей работе - "Пролетарская Революция и ренегат Каутский".
Это работа Каутского: "Диктатура пролетариата", - в которой он утверждает и берется доказать, что без демократии полноценный социализм невозможен.
Вот она -
Карл Каутский «Диктатура пролетариата» 1918 г.:
http://revarchiv.narod.ru/kautsky/oeuvre/diktatur.html

Для объективности анализа, я считаю, надо прочитать эту работу Каутского.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8082
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Re: Парламентаризм или диктатура пролетариата?

Сообщение Олег » 10 мар 2010, 00:16

Таким образом, вся система Советов формировалась так, что каждый вышестоящий Съезд Советов формировался из представителе нижестоящих Съездов Советов или Советов депутатов, а следовательно, они отражали совокупные интересы этих нижестоящих органов, а в пределе, и всего населения обладающего избирательным правом. Т.е. любой член общества, обладающий избирательным правом, мог поставить перед своим депутатом вопрос любого уровня, а заручившись поддержкой большинства избирателей, что учитывая нормы представительства (ст. 57) не так уж трудно сделать, и требовать от него рассмотрения этого вопроса на сессии Совета депутатов соответствующего территориального образования.

Ответить