Теория будущих революций и построен. коммунизма

Ответить
Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Теория будущих революций и построен. коммунизма

Сообщение Олег » 20 янв 2005, 13:17

Бузгалин А.
Десять тезисов о рыночном социализме
\\альернативыN4.2000.
с.2[1тезис
Советская политэкономия марксизма куда ярче освещает рын. Соц. Чем запад. Тут и споры о хозрасчете его степенях для разных стран и этапах их развития.
Споры о мере регулирования и планирования.
Споры о прямых и косвенных способов регулирования.
Спор о взапмосвязи соц экономик и мирового рынка
Споры о соотношении нормочасов и регулирования цен. И централизованных цен. Итд.]
C.3[но нельзя -абывать и зарубежный опыт]
[2 тезис.
Рынок это не просто способ эконом.технологии, но и соц-эконом форма системы определенных произ. Отношений-отношений товарного производства.
то есть при нормализации внешней ситуации из товарного производства вырастает только капитализм и не более.
Товарное производства разлагает любую систему.]
C.4[3 тезис переходному этапу предстоит использовать позднекапиталистич базу по возможности вытесняя ее.]
С.5[4тезис
По мере продвижения по пути к более развитому обществу рынок должен отмирать по мере нарржддения других не рыночных "первичных" отношений . ]
[объектом полемики стаовится отношение к рыночному социализму как к единственно взможному на обозримое будущее состояние обществам или товарно-капитализм надо вытесняя идти.]
C.6[на его взгляд должноб быть вытеснение 2-мя способами
1.развитие других механизмов координации. Больше планомерности но не с пллана надо начинать а с учета всенародного и контроля.
2. Создание другой технологической базы.-пострыночной макротехнологической информацирннрй технологии.]
[5 тезис. Таким обр. Рын. Соц. Есть более радикальный чес соц-демократия способ ограничения буржуазии]
[т.к 1рынок есть2. Есть отношения собственности.3.социальная дифферениация4. Прежние ценности и мотивы поведения.5 тот же тип личности человека экономического]
C.7[6 тезис
Мера левизны выстраивается от либералищма- к соц-дем от нее к рыночному социализму к нерыночному социвлизму или коммунизму.]
[коммунист не за антирынок а пострынок вытеснение должно происходить по мере естественного более эффективного способра]
[7тезис-каковы же форсы этих "первичных" основ какова оценка издержки и редукция труда]
С.8[вопервыхнестоимостная редукция труда
котора должна быть более сложна чем рынок. Мы плохо ее видим.но...
1нормо-часы2.модель индивидуальных денег аналог пластиковых карточек-именные деньги. 3. Механизм распределения издержек-на продукты информацирнных технологий.]
C.9[8. Тезис -будущий строй должен быть вписан в мировую экономику и созлавать глобальных игроков финансовых]
[9тезис.-должен быть создан постиндустриальный мир культуры пострыночный.]
[10. Тезис-рынок порождает не наши социальные тенденции. Мораль и политические силы и его надо преодолевать новыми тенденциями].
конспект Олега
Последний раз редактировалось Олег 21 янв 2005, 11:16, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 21 янв 2005, 11:13

А.В.Бузгалин «Мир не товар» М. 2001г.

С.1 [ Глоболизация - это новое качество мировой «рыночной демократической системы» - мирового капитализма]
С. 2 [ есть 2 стороны у глобализации: объективная - процесс интернационализации экономик и народов. 2 - каким путем она осуществляется. << за видимостью свободной конкуренции и движения финансов скрывается власть ( в экономике, политике и даже духовной жизни) «глобальных игроко», способных прямо или косвенно подчинять своему влиянию («асфальтировать») национальные государства, экономики, социальную, политическую и культурную жизнь народов, а так же международные организации (ООН)>>
Глобальные игроки: 1. ТНК; 2. наднациональные межгосударственные институты - ВТО, МВФ, Мировой Банк, НАТО; 3.ряд государств - США и др. страны семерки.
При всех противоречия все они сращены друг с другом - обладают «глобальной номенклатурой» (п-р Давос), механизмом глобальной власти.
С.4. [ Подвижность капиталов ведет к ослаблению государств в сфере регулирования экономики, и, особенно, в сфере соц.защиты. Капитал убегает из стран с высокими налогами].
[глобализация - крайне неравномерный процесс]
[ нынешний тип глобализации привел к тому, что Хантингтон назвал «клэшем цивилизации» - их столкновениями, грозящими нескончаемыми «локальными» войнами и глобальным терроризмом]
С.5 [Последствия глобализации. Объективно власть принадлежит стихийно сложившейся «глобальной номенклатуре» или глобального частно-государственного капитала]
[ в странах, подчиненных власти глобального капитала, разворачивается мощное наступление на права граждан, работников:
-государство меньше участвует в регулировании экономической жизни
- налоги на бизнес и предпринимательство должны сокращаться
- соц. Расходы уменьшаются
- социальные и экологические рамки рыночной экономики устраняются
- сокращается з/п
- безработица растет
- профсоюзы и пр. сворачиваются
- законы под стандаот «севера»
С.6- подчинение не своим институтам, а решениям высшей мировой бюрократии
Надо ли России вступать в ВТО?
ВТО - часть системы гегемонии, власти глобальных игнроков
1. Неравные услдовия монстров капитализма и начинающих производителей
с.7. 2. Правила выгодные конкурентам. У них возможности финансового давления и т.д.
3. Скрытые ограничения на ввоз товаров в развитые страны
С.8. 4. ВТО планирует реорганизацию сферы услуг на основе принципов равного доступа частного капитала к оказанию любых услуг и открытой международной конкуренции в этой области (образование, здравоохранение, коммунальный транспорт и водоснабжение и т.д. станут фабриками по извлечению прибыли для ТНК)
С.10. Участие в глобализации илди изоляционизм - ложная альтернатива
- Поддерживать позитив: развитие солидарности национальных, действующих в различных странах сил, борющихся против неолиберальной экспансии.
-Переход к другой интеграции других «играков»
Приоритет демократически сформированных органов над корпоративными
Демократический контроль на финансовыми и иными рынками
Отмена долгов 3-го мира
Контроль за ТНК и ограничение рекламы
Введение единых норм организации труда, соц. защиты,
С. 11. введение единых экологических норм, равномерное распределение бремени загрязнения окружающей среды между различными странами.
- Интеграция предполагает перераспределение части мирового богатства в пользу беднейших слоев населения Земли.
- формирование системы надгосударственных международных институтов координации при сетевом принципе их деятельности
- развитие уже существующих форм современного высоко эффективного локального производства
С.12. - развитие принципов общедоступности знанийи информации, отказ от частной собственности на знания].
конспектировала Нигора
Последний раз редактировалось Олег 21 янв 2005, 11:18, всего редактировалось 1 раз.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 21 янв 2005, 11:14

Мессарош И. Марксизм сегодня/ Альтернативы . 1998, №2.

С. 5 [Целью социалистической трансформации является преодоление власти капитала. Капитализм - относительно легкая цель в этом предприятии, поскольку можно в известном смысле уничтожить капитализм путем революционного восстания, интервенции на уровне политики и экспроприации всего капиталистического. Но.. Капитал не зависит от власти капитализма.., появление капитала предшествовало появлению капитализма на тысячу лет.
Советский Союз не был ни капиталистическим, ни даже госкапиталистическим. Но советская система в значительной степени управлялась властью капитала: сохранилась и иерархическая командная структура капитала. Капитал - это командная система, способ функционирования которой ориентирован на накопление.
В СССР прибавочный труд извлекался политическими средствами, и именно этот механизм оказался в кризисе в последние годы].
С.6. [ Капитал - это контролирующая сила. Вы не можете контролировать капитал, вы можете с ним покончить только путем трансформации всего комплекса метаболических взаимосвязей общества… ( уберите капиталиста из завода, понадобится бюрократия и т.д. суть как бы едва затрагиваясь остается прежней).
[о крахе социализма говорить рано, т.к. на пути к нему не было сделано и шага (это он о нас об СССР - неадекватно и слепо). Ее целью может быть только преодоление власти капитала, общественного разделения труда и власти государства, которое также представляет собой командную структуру, регулирующую жизнь людей «сверху». (Говорит о том, что стимулы материальные стрятся на принципе разделения и контроля над людьми. Но ведь у нас были и соцсоревнования, там не совсем простое разделение или…)
С.7. [Социалисты не могут сохранять иллюзию, что все, что им нужно, - это уничтожить частный капитализм, - поскольку реальная проблема останется]
C.8. [Процесс экспансии капитала по всему миру более или менее завершен В последние 20 лет - структурный кризис капитала. И если капитализм может выжить за счет гос.регулирования экономики, но здесь масса внутренних противоречий и фашизм -0 пример выхода из кризиса немецкого капитализма посредством корпоративного государственного регулирования труда. Утверждает, что все пути временного вытеснения внутренних противоречий капитала исчерпаны и мр крайне ненадежен]

С.10. [ Кто сегодня рев. Субъект? Герберт Маркус мечтал, что им станет интеллигенция и парии. Но я считаю, что только рабочий класс - производительная сила общества, которая имеет подавленную энергию и потенциал.]
[Полит партии старого типа интегрированы в парламентскую систему, которая исторически изжила себя. Партии и профсоюзы - носили оборонительный характер.
С.11.[Не будет никакого продвижения пока рабочее и социалистическое движения не соединятся в форме, способной на наступательные действия через соответствующие институты и внепарламентские силы].
С.12. [Будущее социализма связывает с США. Об этом он намекал в своей книге «Власть идеологии». Социализм либо утвердит себя во всем мире и таким образом, что охватит все регионы, включая наиболее развитые капстраны мира, либо потерпит поражение.
Мысль о решении проблем с помощью социал-демократических процессы реформирования и эволюционного социализма - глубоко дискредитирована. Марк должен быть подвергнут критике, ибо раб.класс разобщен и много др. противоречий]
C/13. [ Но безработица структурно растет сейчас в Англии 2,7 мил. Человек и эта сила когда-нибудь взорвется].




Мои комментарии.
По-моему очень интересная и важная для нас статья. Это взгляд непредвзятого современного и очень активного марксиста- теоретика, не очень, правда, любящего СССР - он венгр, эмигрировавший в Англию после событий 1956 года - вторжения наших войск. В силу этого он серьезно недооценивает роль СССР в борьбе с капиталом именно на морально-этическом плане, в принципе совершенно не оценивает как серьезную победу над капиталом, то что на огромном пространстве деньги были лишены той силы, какой они обладали во всем остальном кап.мире, особенно в развитом.
Тезис о разнице капитала и капитализма очень важен - это вскрытая глубина понимания процесса перехода от мира отчуждения к миру коммунизма. А именно, что механический слом структуры не решит внутренних противоречий (в первую очередь идеологии, и в-но, этики и мн. Др. механизмов, построенных на власти капитала). Важно, что на сегодня противоречия капитала не могут найти достойного разрешения и близки к точке кипения.
Важным и близким от истины мне показался его взгляд о современном состоянии соц. движения в партиях парламентского типа. Надо оценить наше отношение к КПРФ через эту призму (да и не только к КПРФ, а ко всем в принципе коммунистическим партиям, которые испытывают один процесс кризиса и упадка). Действительно - она получается характерный и вероятно закономерный пример вписывания этих организаций в парламентскую кап.структуру. И как следствия наша позиция невосприятия именно такой характеристики партии, до тех пор пока она не изменит основной принцип своего существования. Т.е. мы должны выработать активную позицию к проблеме структурного реформирования партии, ее основных целей и методов. И выработав, отстаивать в сотрудничестве со вторым путем.
Вспомнился фильм «Бойцовский клуб», когда он высказал мнение о будущем социализма за США, вспомнилось многое, когда он упомянул о глобальных процессах в Латинской Америке.
И конечно он показал с одной стороны глубину - когда сказал о тотальной победе социализма или тотальном его проигрыше в рамках всего мира - собственно это классический марксизм, с другой - в этом опасность или сырость какая-то. Нам нужно взвесит - факты интеграции и глобализации уровень науч. Тех потенциала, материальной базы, момент, когда именно все это превысит критическую точку накопления и действительно соцреволюция сможет принять мировой масштаб и сможет произойти не через взятие власти, а через идеологическую победу.
Нигора.

Андрей Константинов
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 09 дек 2004, 16:34
Контактная информация:

Сообщение Андрей Константинов » 22 янв 2005, 13:31

Александр Тарасов. ВВОДНО-ОБЗОРНАЯ ЛЕКЦИЯ из цикла "Общественная мысль XX века: практически ценное для политического радикала наших дней", прочитанного в Свободном университете им. С. Курёхина в 1996-1997 годах //
http://radical-xxi.narod.ru/introduction.htm

<b>На тему «что происходит в мире и куда он идёт» - ретроспекция:</b>
<p align=justify><<Современная радикальная общественная мысль возникла в середине XIX века. Этот первый этап ее существования тянулся до конца XIX века и, как охвостье – до начала XX. Второй этап длился с начала ХХ века – с создания большевистской теории – и продолжался до 30-х – 40-х годов. Третий этап начался с 30-х годов, с того времени, как Гитлер пришел к власти в Германии, и стало наконец ясно, что Муссолини не был исторической случайностью и что возник новый феномен, кардинально меняющий общественно-идеологическую ситуацию – феномен контрреволюции, ведущей себя по законам революции, феномен массовых контрреволюционных движений, ведущих себя в точности так, как должны себя вести массовые революционные движения. Поэтому часть идей, книг, концепций, о которых я буду говорить, появилась еще в 30-е годы. … [и] оказалась востребована в конце 60-х, во времена «молодежной революции», студенческих бунтов.>>

<b>О завершении третьего этапа и переходе к четвёртому:</b>
<p align=justify>[Третий этап закончился с поражением СССР в Холодной войне. Поскольку третий этап завершён, его можно хладнокровно изучать, вычленять всё ценное и двигаться дальше, переходить к четвёртому этапу.]
<p align=justify>(Наша работа посвящена левой мысли послесоветского времени, т.е. после окончания третьего этапа. Следовательно, изучение этой статьи представляет собой обращение в прошлое, на основании которого и возникла современная левая мысль.)

<b>Учение Антонио Грамши об «активном гражданском обществе»:</b>
<p align=justify><<Грамши сформулировал представление об «активном гражданском обществе». Это должно быть общество политически активных граждан, где на каждого, если он хочет быть субъектом политики, субъектом общественной жизни, накладывается определенное поручение или, если хотите, добровольно взятое обязательство – он признаёт себя сознательным и активным субъектом политики и, следовательно, если силы, на стороне которых он выступает, терпят поражение, он за это расплачивается, это совершенно естественно. Грамши полагал, что такое «подлинное гражданское общество», «активное гражданское общество» будет противовесом буржуазному «гражданскому обществу», то есть революционной силой. Грамши осознал буржуазное «гражданское общество» как второй – помимо собственно государства с его атрибутами (армией, полицией, судами и т.п.) – механизм подавления и – одновременно – механизм стабилизации буржуазного общества. Эта стабилизация достигается не посредством прямого насилия (силой или ее демонстрацией, включая и экономические механизмы), а посредством насилия косвенного, скрытого: через школу, воспитание, религию, прессу, культуру, общественную мораль. Это – как и государство – машина (только более изощренная), и Грамши пришел к выводу, что противостоять такой машине может лишь более совершенная машина – "активное гражданское общество".
<p align=justify>Более того, Грамши полагал, что «активное гражданское общество» может не только противостоять, но и победить, что создание такого «активного гражданского общества» является необходимым условием победы социалистической революции в развитых капиталистических странах. Если мы внимательно вникнем в смысл того, что Грамши написал, мы поймем, что он настаивал на создании, говоря современным языком, «партизанской республики», то есть на создании зоны социально-идеологической автономии, неподконтрольной буржуазной власти, – поскольку только такая зона может выступать в роли плацдарма для наступления на буржуазию. К сожалению, это открытие Грамши до сих пор не понято и не освоено социалистическим движением на Западе – и поэтому (в том числе и поэтому) левое движение на Западе терпит поражение за поражением.>>

<b>Классовый анализ Антонио Грамши «массовой культуры»:</b>
<p align=justify><<«Массовая культура», которую мы знаем, пришла из Америки, сначала она победила европейскую классическую культуру в самих Штатах – это произошло во время II Мировой войны, и в условиях военной горячки и военной пропаганды этого просто не заметили – а до того два разных культурных мира, две разные культуры – масскульт и подлинная, «высокая» культура – боролись.>> <<Грамши обратил внимание на это явление, исследовал, рассмотрел и показал, что это – специфический вариант мещанской культуры, которая, если она победит, будет способна успешно блокировать радикальное изменение общества. Поскольку «массовая культура», в отличие от других культурных феноменов, имманентно агрессивна и претендует на полное вытеснение всех других культур, на уничтожение альтернативы себе. Но если не существует никакой альтернативной ей культуры, то подрастающие поколения не смогут воспринять оппозиционные, радикальные идеи. Эти поколения не просто на другом языке будут говорить, язык – это еще ладно, язык можно выучить, воспринять – они не способны будут думать. Им будет непонятно, а зачем вообще думать?>>
<p align=justify>(Эти два вклада Антонио Грамши в развитие леворадикальной мысли затрагивают тему о современном состоянии мира).

<b>Карл Корш и Дьёрдь Лукач о методах поведения революционера в условиях спада общественной активности:</b>
<p align=justify>[Разработали методики поведения революционных личностей в условиях спада общественных движений. Воспринято было леворадикалами на Западе только в 70-е гг., во время спада радикальных выступлений 60-х.]
<p align=justify>(Это очень ценно сегодня, но в тексте лекции не содержится, что именно предложили Корш и Лукач, а аудиокассеты с лекцией о них не нашлось. Искать источники.)

<b>Мао Цзэ-дун:</b>
<p align=justify>[Подобно большевикам создал революционную идеологию для крестьянской страны. В отличие от большевиков не был марксистом, а использовал марксистскую фразеологию в соединении идей конфуцианства с крестьянским анархизмом.]
<p align=justify>(Также можно сказать, что и большевики (точнее, их часть, «почвенники») не были марксистами, а использовали марксистскую терминологию для соединения идеи прогресса с идеями народничества, см. у С.Г.Кара-Мурзы.)

<b>Изменение количественного и качественного состава партии большевиков и роль в этом Сталина:</b>
<p align=justify><<Большевистская партия (что бы сейчас вам ни рассказывали – мол, большевики были ограниченные, убогие, то-сё, пятое-десятое… – и, разумеется, враги культуры) – была, конечно, элитой (тоже, разумеется, типичной контр-элитой). Она перестала быть элитой, когда стала массовой, – после того, как пришла к власти и в нее полезли, как всегда бывает с правящими партиями, разные негодяи, и особенно после «ленинского набора» при Сталине и после сталинских «чисток», когда партия стала по-настоящему массовой, с одной стороны, и практически полностью обновилась в персональном отношении – с другой.>>
<p align=justify>(Вопрос – насколько это был процесс объективный, а насколько зависящий от воли отдельных личностей. Того же Сталина. Ответив на этот вопрос, поймём, насколько единственно возможной в тех условиях была советская модель социализма.)

<b>Теодор Адорно о «патологии нормальности»:</b>
<p align=justify><<Адорно нанес мощный удар по официальной социологии. Дело в том, что окружающий нас буржуазный мир (буржуазный – поскольку у нас в стране строится сейчас нормальный капитализм, хотя и периферийный, зависимый) очень любит обращаться за подтверждением, что в нем «все правильно», к социологии. А социология – прикладная наука. Она исследует то, что есть. И то, что есть, подает как естественно существующую норму. А всё остальное отвергает как «утопии». … Таким образом, мы приходим к двум вариантам нормы: один вариант исходит из определенных философских, мировоззренческих, моральных, то есть в любом случае сознательных образцов поведения, образцов поведения разумного человека, контролирующего свое поведение, ставящего перед собой общественно значимые, надличностные цели – и, следовательно, ведущего себя целесообразно, а второй вариант постулирует как «нормальное» стихийное инстинктивное поведение среднего человека, приравнивая норму к массовой распространенности.>> <p align=justify>[Если в обществе «нормальным» считается патологическое поведение, значит, общество больное, его надо лечить.]
<p align=justify>(Современное состояние мира. О том же говорил Эрих Фромм.)

<b>Герберт Маркузе об «одномерном человеке»:</b>
<p align=justify>[Современное буржуазное общество переориентировалось на потребление и воспроизводит «одномерных» людей, способных только потреблять, но не способных быть личностями.]

<b>Герберт Маркузе о «репрессивной толерантности»:</b>
<p align=justify><<Если же вы не согласитесь с «правилами игры» [буржуазного общества], вы будете опасны, и государство постарается вас уничтожить, наплевав на все свои призывы к порядку, свои лозунги о «моральном существовании», нравственности и законности и т.п. То есть все сугубо грубо и прагматично: пока вас терпят – вы неопасны, а если вы стали опасны – вас постараются уничтожить, и не верьте в сказки о «законности», «порядке», «правилах игры». Это – бутафория, пропаганда, «белила и румяна», скрывающие подлинное лицо буржуазного государства, лицо бандита, убийцы, вора, растлителя и эксплуататора.>>
<p align=justify>(Свойство буржуазного государства как машины, не зависящей от воли отдельных входящих в неё людей.)

<b>Социализм в СССР:</b>
<p align=justify><<У нас СССР был якобы социалистическим государством, но вы возьмите всех наших вождей и выясните, кто читал «Капитал» – нет, не проходил его в ВПШ, а читал сам, чтобы понять, что там на самом деле написано.>>
<p align=justify>(Тарасов не считает строй в СССР социалистическим, вслед за Фроммом апеллируя при этом к «Капиталу» Маркса. Насколько я помню, о будущем строе в «Капитале» только два абзаца, здесь и про коммунизм («царство свободы») и про социализм (переход к нему из «царства необходимости»):
<ul><br>"Царство свободы начинается в действительности лишь там, где прекращается работа, диктуемая нуждой и внешней целесообразностью, следовательно, по природе вещей оно лежит по ту сторону сферы собственно материального производства. Как первобытный человек, чтобы удовлетворять свои потребности, чтобы сохранять и воспроизводить свою жизнь, должен бороться с природой, так должен бороться и цивилизованный человек, должен во всех общественных формах и при всех возможных способах производства. С развитием человека расширяется это царство естественной необходимости, потому что расширяются его потребности; но в то же время расширяются и производительные силы, которые служат для их удовлетворения. Свобода в этой области может заключаться лишь в том, что коллективный человек, ассоциированные производители рационально регулируют этот свой обмен веществ с природой, ставят его под свой общий контроль, вместо того чтобы он господствовал над ними как слепая сила; совершают его с наименьшей затратой сил и при условиях, наиболее достойных их человеческой природы и адекватных ей. Но тем не менее это все же остается царством необходимости.
<br><br>По ту сторону его начинается развитие человеческих сил, которое является самоцелью, истинное царство свободы, которое, однако, может расцвести лишь на этом царстве необходимости, как на своем базисе. Сокращение рабочего дня – основное условие". – Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 25, ч. II, с. 386 - 387.)</ul>
<b>Вильгельм Райх:</b>
<p align=justify><<Райх вскрыл, как ему казалось, три уровня психосоциальной модификации современного человека. Первый уровень: всякое человеческое существо нуждается в понимании, любви и заботе и уже поэтому способно быть общественным животным. На втором уровне Райх обнаружил, что современное буржуазное общество эти нормальные побуждения гасит и извращает и низводит до животного уровня. А на третьем уровне Райх обнаружил, что это же общество, исказив существо человека, низведя его на уровень обычных животных инстинктов, затем эти инстинкты ограничивает – потому что оказывается, что человек должен заниматься не тем, чем занимаются дикие животные, грубо говоря – не бить, кусать и насиловать, а вкалывать на производстве, приносить прибыль капиталисту. Это, естественно, предельно невротизирует всякую личность. И пока эта ситуация не будет ликвидирована, вообще абсурдно рассчитывать на то, что нас с вами будут окружать нормальные люди – им просто неоткуда взяться.>>
<p align=justify>(В основе своей человек – существо социальное, но буржуазный мир его уродует. К вопросу о свойствах и тенденциях современного мира.)

<b>Карен Хорни о подавляющем действии современной буржуазной культуры:</b>
<p align=justify><<Современная буржуазная культура до такой степени невротизирует личность, что нужно ей, этой «культуре», сознательно противостоять, для чего необходимо выработать собственные критерии культуры. Если не выработаешь, то всё, «официальная» культура тебя раздавит, изуродует, травмирует, оглупит – и ты обязательно станешь невротиком, больным, ущербным. Можешь лечиться, можешь включаться в шоу-бизнес, пытаться свои комплексы в какой-то форме компенсировать за счет чего-то, но это все равно уже не подлинное существование, а искаженная, изломанная, извращенная, вымороченная жизнь.>>

<b>О югославском и советском вариантах социализма:</b>
<p align=justify><<Тито был выдающийся партизанский руководитель, который единственный во всей Восточной Европе смог противостоять Сталину и создать свой вариант «реального социализма». При этом у него не было миллиардного Китая и не было ядерного оружия. Он смог, балансируя на противоречиях между крупными державами, остаться независимым. Более того, Тито смог воспротивиться тем схемам экономико-политического устройства, которые ему навязывал из Москвы Сталин, – и при Тито в Югославии в жизнь была воплощена иная схема того строя, который по недоразумению называют «социализмом» и который, как я уверен, является самостоятельным общественным строем (я называю его суперэтатизмом), – так называемый югославский самоуправленческий социализм Эрнеста Карделя. В данном случае не важно, что этот вариант – с точки зрения подлинных социалистических идеалов и требований – так же далек от социализма, как и сталинский (советский) вариант. В те времена, собственно, никто еще не понимал, что крупнотоварное машинное производство, индустриальный способ производства и полное самоуправление, прямая демократия несовместимы, что индустриальное производство требует иерархии – и, следовательно, экономический механизм, как всегда, победит и подчинит себе любые политические «извращения». Это, в конце концов, можно выяснить только экспериментальным путем. В этом смысле абсурдно, ненаучно осуждать титовский эксперимент – как, впрочем, и советский.>>
<p align=justify>(По Тарасову, критерий «социалистичности» общества – наличие в нём всеобщего самоуправления.)

<b>Ноам Хомски (Чомски):</b>
<p align=justify><<Хомский интересен тем, что он довольно давно понял, что то, что сейчас называется «новым мировым порядком», неизбежно возникнет, и начал критиковать этот «порядок» еще до того, как тот появился. Хомский, следовательно, сделал за нас значительную часть нашей работы.>>

<b>Ги Дебор об «обществе зрелища» (или, в другом переводе, «обществе спектакля»):</b>
<p align=justify><<…Современный капитализм пытается все более виртуализировать наше существование, чтобы обезопасить себя от нас, чтобы заставить нас не совершать конкретные действия в реальной жизни – не создавать революционную теорию, не вести революционную пропаганду, не организовывать забастовки, не создавать подполье, не вести вооруженную борьбу, не казнить растлителей и палачей, не отбирать их собственность, а играть в виртуальные игры, воображая себя при этом «революционерами» – как Пелевин.>>

<b>Тони Негри о тоталитаризме современного буржуазного общества и об интегрированности в него «легальной» оппозиции:</b>
<p align=justify><<Этот человек сделал очень много для осознания реальной трансформации современного капитализма в сторону мобилизационной – то есть, если хотите, тоталитарной – структуры «всеобщего согласия» и «всеобщего подавления». Негри, возможно, первым осознал, что включение традиционной левой оппозиции в буржуазную политическую систему (парламентскую или даже внепарламентскую, но легальную) дало возможность Системе перейти к стратегии тотального подавления радикально несогласных и навязыванию всему обществу узкоклассовых интересов и представлений монополистического капитала – под прикрытием внешнего «полевения» Системы, признания требований «зеленых», цветных, религиозных и сексуальных меньшинств и т.п. То есть все эти «зеленые», «голубые», «розовые» и прочие «цветные» послужили бутафорией, массовкой, создателями шумовых эффектов, под прикрытием которых реальная экономическая машина капитализма стала закручивать гайки в экономической области, разрушать Welfare State, «социальное государство», возвращаться к «дикому» капитализму. Негри также был первым, кто разоблачил «неолибералов», показав, что они, собственно, даже не либералы, а использующие либеральный жаргон фашисты.>>

<b>Гундер Франк о «зависимом капитализме»:</b>
<p align=justify>[Гундер Франк на материале Латинской Америки изучал «зависимый капитализм». Сегодня к странам «зависимого капитализма» относится Россия.]

<b>Другие варианты описания неоколониализма:</b>
<p align=justify><<Второй такой же вариант радикальной теории – это теория «технической зависимости» или «новой зависимости» Теотонио Дос Сантоса. И, я думаю, мы рассмотрим и третий вариант подобной же теории – теорию «внутренней колониальной зависимости» Рудольфо Ставенхагена.>>

<b>Эрнст Мандель о «позднем капитализме»:</b>
<p align=justify>[Эрнст Мандель попытался изучить особенности функционирования современной капиталистической экономической машины в работе «Поздний капитализм».]
(Существует также его работа «Власть и деньги» о бюрократии, в том числе о бюрократии капиталистических государств и капиталистических монополий.)

<b>Теория «мировой системы» Эммануила Валлерстайна о противостоянии капиталистической и социалистической систем:</b>
<p align=justify><<По Валлерстайну, в частности, получается, что существует одна большая мировая капиталистическая система (экономический организм), она сама по себе развивается и уже ни международные финансовые институты, ни тем более финансовые магнаты не могут ее контролировать – финансовая система развивается сама, стихийно, а банкиры лишь бегут за ней в охвостье, потому что ни повлиять, ни переделать ничего не в состоянии. А тот, кто в эту систему не вписался, оказался исключен (и, можно предположить, обречен). В положении исключенного был Советский Союз (с сателлитами), а сейчас в положении исключенного пребывает Китай (более мелкие страны вроде Кубы, с точки зрения «Мир-Системы», вообще не принимаются во внимание). У Валлерстайна получилось так, что на самом деле не было противостояния двух систем, была одна система, которая взяла и просто абортировала неудобную для себя часть.>>
<p align=justify>(Мысль об отсутствии противостояния двух систем и об «исключённости» мировой социалистической системы из капитализма представляется совершенно абсурдной. По крайней мере, в таком изложении, как в лекции.)

Андрей Константинов
Сообщения: 26
Зарегистрирован: 09 дек 2004, 16:34
Контактная информация:

Перечень наличных книг

Сообщение Андрей Константинов » 22 янв 2005, 13:34

<ul><li>Перри Андерсон. Размышления о западном марксизме
<li>Эрнст Мандел. Власть и деньги
<li>Герберт Маркузе. Эрос и цивилизация
<li>Герберт Маркузе. Одномерный человек
<li>Герберт Маркузе. Разум и революция
<li>Эрих Фромм. Бегство от свободы
<li>Эрих Фромм. Здоровое общество
<li>Александр Бузгалин. Будущее коммунизма
<li>Александр Дугин. Консервативная революция</ul>

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 29 янв 2005, 01:16

Г.Я.Ракитская,
доктор экономических наук

Забытые уроки первой русской революции

Какое значение имеет для нас исторический опыт первой русской
революции? Может ли быть он полезен российским трудящимся в
современных условиях?
Приходится констатировать, что сегодня, к сожалению, исключено или, по
меньшей мере, крайне затруднено прямое извлечение практических уроков
из положительного и негативного опыта революционного прошлого - не
только первой, но и двух других революций в России начала ХХ века. Но
не потому, что существенным образом изменились социально-экономические
условия жизни и проблемы трудящихся и опыт столетней давности просто
устарел. Нынешнее положение и жизненно важные проблемы трудящихся как
раз принципиально (по сути) не отличаются от начала прошлого века.
Главная причина невостребованности социальной практикой революционного
опыта предшествующих поколений - отсутствие в современной России
сколько-нибудь широкого классово самостоятельного движения
эксплуатируемых трудящихся. Другими словами, в стране нет
общественного субъекта, способного воспринять прошлый опыт борьбы
трудящихся, извлечь из него уроки.
Неспособность осмыслить опыт прошлого и практически воспользоваться им
коренится при этом не в интеллектуальной неразвитости трудящихся, а в
отсутствии у них такого минимального уровня политической
организованности и политической активности, который предполагает нужду
в реальном знании основных событий своей собственной истории. В
противном случае современные российские трудящиеся уже извлекли бы
уроки хотя бы из четвертой русской революции (1989-1991 гг.), т.е. из
событий, участниками или созерцателями которых они только что были.
За время существования в СССР казарменного (фашистского типа) режима
была утеряна вся накопленная ранее трудящимися культура коллективного
сопротивления, не говоря уже о культуре действительно классовой
борьбы. Казарменный режим подавлял любые формы несанкционированной
властями социальной активности. Режим целенаправленно формировал (и
сформировал) не активных граждан, способных сохранить и развить
прежние традиции солидарных совместных действий для отстаивания своих
интересов, а политически пассивную разрозненную массу людей,
задавленных страхом репрессий, утерявших способность к самоорганизации
и совместной борьбе. Строго говоря, в СССР рабочие не были классом в
научно точном смысле этого слова: не были самостоятельным общественным
субъектом, представленным в социально-политической жизни собственными
независимыми организациями и движениями. Некому было поэтому ни по
достоинству оценить, ни критически отнестись к революционному
социальному опыту трудящихся старой Российской империи, некому было
сохранить и развить этот опыт, перенести его в наше время. Не забудем,
что тоталитаризм формирует сознание не просто пассивной массы, но
толпы, нуждающейся не в опоре на уроки массовых народных движений, а в
опоре на вождя (фюрера). Вот это наследие тоталитаризма и сказывается
в современной российской истории чем дальше, тем отчетливее.
Оживление российского общества в конце 1980-х - начале 1990-х годов
сулило надежду на восстановление "связи времен" в развитии культуры
социального действия трудящихся, на возрождение культуры
организованной классовой борьбы. Такую надежду вселяла
антитоталитарная (общедемократическая) направленность четвертой
русской революции. Ее главные завоевания - новые правовые нормы
буржуазно-демократического характера - открывали, казалось бы, простор
для развития социальной и политической активности трудящихся.
Однако в ходе и в результате шоковых глобализационных реформ новой
власти в опережающем режиме пошли процессы разрушения производства,
нарастания открытой и скрытой безработицы, процессы социальной
деградации общества и люмпенизации трудящихся. Самой настоятельной для
большинства стала (и остается до сих пор) не потребность объединиться
для борьбы за достойную жизнь, за демократические и действительно
социалистические (последовательно гуманистические) ценности и цели, а
потребность приспособиться к новым условиям, чтобы биологически
выжить. Тем самым возможности самоорганизации трудящихся, появившиеся
благодаря политическим достижениям антитоталитарной революции, на деле
были заблокированы. Не успев толком начаться, прервался процесс
превращения разрозненной массы трудящихся и эксплуатируемых в класс
(говоря словами К.Маркса, в "класс для себя") - сознательно
самоорганизованную социальную силу, действующую активно и
самостоятельно, на основе собственной идеологии и стратегии.
Ни новые, ни (тем более) старые профсоюзы не смогли выдвинуть и не
выдвигают до сих пор собственных ясных целей и программ в противовес
государственной социально-экономической политике. Профсоюзы постоянно
запаздывают с осознанием сути происходящего, демонстрируют невысокий
уровень претензий и осторожность выдвигаемых требований, когда все же
решаются на организацию коллективных действий.
С начала 1990-х годов много раз возникали и сейчас постоянно возникают
обстоятельства, требующие и достойные общеклассовой политической
борьбы трудящихся - согласованных повсеместных выступлений,
общероссийских политических стачек, мощного внепарламентского давления
на власти и капитал.
Однако ни шоковые реформы в целом, ни принятие нового Трудового
кодекса, ни введение единого социального налога и проекты его снижения
не вызвали реального сопротивления трудящихся.
Митинги, демонстрации, пикеты, забастовки, даже "рельсовые войны" и
голодовки стали в России обычным явлением. Но все это (исключая разве
что пикет 1998 г.), как правило, не выходит за пределы локальных
конфликтов, причем конфликтов по преимуществу из-за невыплат
заработной платы. Очевидна, казалось бы, неприемлемость для трудящихся
нового тура социальных реформ, задуманного и осуществляемого
федеральными властями с 2000 г., - реформ, которые делают обвальным
рост и без того чрезмерных социальных рисков безработицы, нищеты,
бездомности, безземельности, опускания трудящихся на "социальное дно".
Но и эти реформы не наталкиваются на сколько-нибудь действенное
сопротивление - ни на многомиллионные уличные выступления, ни на
серьезные забастовки в ключевых звеньях хозяйства.
Массовые акции, особенно в последние годы, организуются фактически
лишь с одобрения и под контролем, а то и по инициативе властей,
проходят под красивыми, но расплывчатыми общими лозунгами.
Дополнением, выпускающим пары и сеющим иллюзии в среде трудящихся,
служат телевизионные дебаты между "дежурными" политиками, причем
дебаты, как правило, по частным вопросам.
Профсоюзная борьба в России (как и гражданское сопротивление в целом)
носит очаговый, эпизодический и, за редким исключением,
протестно-оборонительный характер. От такого сопротивления до
целенаправленной наступательной борьбы на основе собственной классовой
идеологии и стратегии - дистанция огромного размера.
В постсоветской России как не было, так и нет ни одной влиятельной
политической организации, выросшей "снизу" - из рабочего, профсоюзного
или социальных движений. Партии, заявляющие себя защитниками трудового
народа, не имеют реального политического веса, а чаще просто лукавят.
Новейшие попытки провозгласить партии для представительства профсоюзов
на политическом уровне рождают декоративные, недемократические по
своему устройству и недолговечные структуры под деляческую задачу
прорыва узких групп лиц в депутатские кресла.
Неудивительно, что сейчас так же, как и в советские времена, уроки
прошлой борьбы трудящихся, профсоюзный и разнообразный
партийно-политический (не только большевистский) опыт оказываются
ненужными, невостребованными. Ни к революции 1905-1907 гг., ни к
революциям 1917 года не возникает никаких вопросов со стороны все еще
зародышевого демократического движения трудящихся. А социалистического
движения нет в современной России даже и в зародыше.
В то же время процессы обнищания, деклассирования трудящихся,
люмпенизации населения привели к росту влияния, особенно на молодежь,
идеологий, близких к фашизму, неонацизму, расизму. Приходится
констатировать рост шовинистических настроений, возрождение и
закрепление имперских стереотипов массового сознания в среде
трудящихся и обывателей, смыкающихся с имперским характером политики
федеральных властей. В этих условиях у все большей части рабочих
возникает интерес не к опыту общедемократических или социалистических
движений и революций, а к опыту итальянского фашизма, гитлеровского
нацизма и сталинской контрреволюции.
Нынешнее состояние самоорганизации и социальной активности трудящихся,
далекое от классовой самоорганизации и классовой борьбы, не дает
никаких оснований для того, чтобы прогнозировать практический интерес
к целям, способам борьбы, тупикам и достижениям рабочего движения во
времена его зарождения в царской России и, тем более, во времена его
революционных подъемов.
В этих условиях изучение революционной отечественной истории неизбежно
превращается в академическое (научно-исследовательское) занятие.
Наука, ориентированная на обслуживание интересов и борьбы трудящихся,
отвечает сегодня на вопросы, которые еще не заданы социальной
практикой трудящихся. Наука дает заготовки впрок.
Итак, чем ценен может быть трудящимся, поднявшимся на реальное
организованное сопротивление, на классовую борьбу, опыт первой русской
революции? Остановлюсь только на одном ценном порождении этой
революции - на советах.
Опыт советов начала ХХ века (до их превращения после Октябрьской
революции в органы, маскирующие диктатуру правящей партии), - это,
во-первых, опыт народного контроля за действиями властей и капитала.
Это, во-вторых, опыт создания и деятельности параллельной народной
власти - власти трудящихся, действующей одновременно с органами власти
господствующего класса.
Это, в-третьих, опыт осуществления власти принципиально иного типа,
нежели буржуазно-демократическая и тоталитарная (диктатурная), -
власти народно-демократической.
Это, в-четвертых, самый первоначальный опыт демократической
организации пространства жизни трудящихся.
В 1905 г. в России возникли выборные Советы рабочих депутатов и Советы
крестьянских депутатов, а после Февральской революции 1917 г.
образовалась сеть Советов рабочих и солдатских депутатов. Именно
двоевластие обеспечило мирное, без гражданской войны отстранение от
власти Временного правительства. В ходе четвертой русской революции
трудящиеся "вспомнили" опыт создания структур своей параллельной
власти и народного контроля: в шахтерских регионах в 1989-90 гг.
создавались и реально действовали как вторая власть рабочие комитеты,
были организованы и контролировали выполнение соглашений с
правительством рабочие комиссии.
Создание трудящимися структур параллельной власти
народно-демократического типа (типа первоначальных советов) -
закономерность в периоды подъемов рабочего движения. Сегодня есть
полный ответ на вопрос о принципах организации народно-демократической
власти. Эти принципы выявила история и российского, и зарубежного
рабочего движения. Они обобщаются в понятии "перевернутая" пирамида
власти. Перевернутая - по сравнению с властной пирамидой и
буржуазно-парламентской демократии, и тоталитаризма.
Буржуазно-парламентская демократия на словах признает источником
власти народ. На деле же она не приемлет реального влияния народа
("электората") на позицию парламентариев после выборов, превращает
голос депутата в дефицитный дорогой товар на рынке голосов в пользу
тех или иных законопроектов. Избиратели передают парламентариям
полномочия по принятию властных решений. Принципиально то, что
парламентарии могут по собственному усмотрению (или по усмотрению
своих партий) выполнять или не выполнять предвыборные платформы, на
которые ориентировались избиратели, отдавая им свои голоса. "Мы их
выбрали, а они нами командуют" - вот суть парламентарной демократии.
Буржуазно-парламентская демократия нуждается в референдумах по
важнейшим вопросам, чтобы заставить парламентариев считаться с волей
большинства избирателей. Это один из необходимых механизмов,
предотвращающих существенные деформации буржуазной демократии.
В тоталитарных системах командиров над народом не выбирают. Они
водружаются на вершину властной пирамиды либо при помощи лжевыборов,
либо и вовсе без них.
В "перевернутой" пирамиде народ действительно (а не на бумаге)
является единственным источником власти. Властные полномочия не
передаются избранным командирам и не узурпируются ими без выборов. Органы народно-демократической власти формируются из людей, которые
имеют полномочия лишь представлять в обсуждениях, голосованиях и
согласованиях позиции тех социальных субъектов, которые их
делегировали (трудовых коллективов, территориальных и иных социальных
общностей, социально-профессиональных и других общественных
организаций и пр.). Иначе говоря, делегаты действуют на основе и в
рамках императивного мандата (обязывающего наказа), а отступление от
мандата недействительно без ратификации "вверху", т.е. теми, кто их
делегировал. Императивность мандата предполагает и право на
немедленный отзыв делегата в любой момент, а не по истечении заранее
установленного срока полномочий.
Главное в механизме народно-демократической власти (коллективного
демократического самоуправления) может быть описано следующим образом.
а) Все властные решения принципиального (в том числе законодательного)
характера принимаются теми социальными субъектами, деятельность
которых должна затем регламентироваться этими решениями. Полная
подконтрольность этим социальным субъектам их делегатов-представителей
обеспечивается императивностью делегатских мандатов (обязывающим
характером наказов).
б) Принципиальные властные решения принимаются путем согласования
позиций, представленных в императивных мандатах делегатов. Процедура
согласования позиций предполагает обращение делегата к тем, кто его
делегировал, всякий раз, когда встает вопрос о необходимости изменить
содержание мандата (наказа).
в) Управленческий аппарат функционирует лишь как исполнитель
принципиальных властных решений.
г) Социальные субъекты (непосредственно или в лице своих делегатов),
коллективно принимающие решения, действуют как представители всего
народа, поскольку они не нарушают, а соблюдают и проводят в жизнь
законы, ранее принятые делегатами, представляющими все множество
социальных субъектов, составляющих народ.
д) В "больших" социальных системах (общество в целом, регионы, большие
трудовые коллективы и пр.) отправление функций народно-демократической
власти строится как многоступенчатая процедура:
формируется пирамида органов (советов);
каждая следующая ступень этой пирамиды (кроме первой) формируется из
делегатов органов (советов) предыдущей ступени (например, региональный
совет - из делегатов советов трудовых коллективов и советов жителей
территорий, входящих в регион).
е) Императивность мандатов делегатов обеспечивает функционирование
всей системы советов как практически постоянно действующего
многоступенчатого референдума. Именно поэтому народно-демократическая
(действительно советская) власть не нуждается в проведении специальных
референдумов по отдельным вопросам.
Важно отметить, что современные электронные средства связи позволяют
функционировать "перевернутой" пирамиде власти с достаточной скоростью
движения информации в ней по всем каналам, причем функционировать не
только в масштабах предприятия, региона, страны, но и в мировом
масштабе. Тем самым снимается главный довод критиков такой системы
власти - ее неповоротливость, невозможность быстрого принятия решений.
Замечу попутно, что противники советской формы власти, доказывая ее
неповоротливость, берут для доказательства мелкие, частные, текущие
вопросы и спрашивают, есть ли смысл собираться всем народом, чтобы
решить, пора ли подметать пол или починить забор. Нет, конечно, смысла
отвечать на критику такого рода.
Организация государственной власти на принципах народной (советской)
демократии - это стратегический ориентир трудящихся и эксплуатируемых.
Однако освоение, использование и развитие (в ходе применения) этих
принципов чрезвычайно важно для демократизации внутренней жизни
организаций и движений трудящихся, действующих в рамках
капиталистического общества, - профсоюзов и других организаций, в том
числе политических организаций партийного характера. Конечно, по
сравнению с казарменным централизмом, на принципах которого были
организованы и КПСС, и профсоюзы в СССР, парламентарная демократия -
огромный прогресс.
Однако в организациях трудящихся, построенных по образу и подобию
буржуазного парламентаризма, не могут быть удовлетворительно решены
такие проблемы, как оперативное обновление состава выборных органов;
обеспечение подконтрольности выборных органов "рядовым" членам
организации; потребительско-иждивенческое отношение к выборным
активистам ("мы тебя избрали, мы тебе доверяем - ты и работай, защищай
нас"); защита выборных активистов от произвола администрации и властей
и от соблазна перейти на их сторону.
Но самая главная и постоянная проблема - повышение активности основной
массы рядовых членов организации в исполнении решений выборных
органов. Она не может быть решена ни альтернативными выборами, ни
практикой регулярных отчетов руководящих органов перед рядовыми
членами, ни коллегиальностью принятия решений, ни регулярностью общих
собраний (конференций, съездов) и т.п.
При использовании принципов народной (советской) демократии проблемы
внутренней жизни организаций и движений трудящихся ставятся и решаются
существенно иначе, чем все перечисленные выше. Так, проблема отрыва
выборных органов ("лидеров") от рядовых членов в советах вообще не
может возникнуть, поскольку активисты работают на основе императивного
мандата и могут быть переизбраны (отозваны) в любой момент.
Существенно сужается поле, на котором может произрастать иждивенческое
отношение к лидерам. От произвола и давления со стороны администрации
и властей выборные активисты защищены тем, что лишь "озвучивают"
решения членов организации. Императивность мандатов выборных
активистов в их контактах с властями, с администрацией предприятий
защищает организацию от опасности соглашательского (предательского)
поведения активистов.
И, наконец, проблема повышения активности рядовых членов организации.
Те, кто озабочен сегодня пассивностью, например, рядовых членов
профсоюза, забывают, что речь идет, как правило, об исполнительской
пассивности, причем о пассивности в исполнении чужих решений.
Руководство профсоюза ожидает от рядовых членов по сути не активной
позиции, а послушности. "Перевернутая" пирамида привлекает к принятию
основных решений всех членов организации. Полноценное участие в
принятии решений существенно повышает вероятность их исполнения,
поскольку исполнять надо не чужие решения, а свои собственные. Это
формирует и ответственное отношение к принятию решений.
На активности послушных и социально апатичных массовое демократическое
рабочее и профсоюзное движение не поднимется никогда, даже его зачатки
и островки рассосутся. А на чем может подняться? На культивировании в
массе трудящихся, в трудовых коллективах, в каждом трудящемся чувства
собственного человеческого и гражданского достоинства, готовности к
солидарным действиям не по решению профкома или парткома и призыву
профорга или парторга, а сознательно. Сознательно - значит в силу
понимания связанности своих интересов с интересами и действиями
товарища, коллектива, класса и понимания неизбежности и плодотворности
классовых выступлений и наступлений на эксплуататора, на всю
эксплуататорскую систему.
Революционный подъем рабочего движения в 1905-1907 гг. дает нам уроки
человеческого и гражданского достоинства трудящихся. Он дает нам и
уроки порождения таких новых форм жизнедеятельности класса, которые
позволяют и в период спадов движения сохранять, накапливать, развивать
и "из рук в руки" передавать следующим поколениям демократический
опыт, рожденный революциями.
Собственное, на принципах народной (советской) демократии построенное
пространство жизни трудящихся классов в рамках буржуазного общества -
это такой опыт трудящихся, который может стать гарантией от
казарменных перерождений целей и методов преобразования общества, если
в будущем политическая революция передаст трудящимся классам власть в
обществе и в хозяйстве.
Именно с таких позиций представляется плодотворным осмысление уроков
первой русской революции. Но пока они - забытые уроки. Пока наука,
ориентированная на обслуживание интересов и борьбы трудящихся, дает
заготовки впрок, которые, возможно, и не пригодятся, если российское
общество продолжит свой, по большому счету, бесконфликтный дрейф в
сторону политической диктатуры на периферии капиталистического мира.
20 октября 2004 г.
_________________
С уважением, Данилова Т.

Вернуться к началу


Константин Социалист



Зарегистрирован: 11.11.2004
Сообщения: 29
Откуда: Ленинград-Петербург
Добавлено: Сб Янв 22, 2005 1:05 am Заголовок сообщения: Комментарии А.Константинова

--------------------------------------------------------------------------------

Комментарии А.Константинова (надеюсь,Андрей не обидится,что копирую сюда его письмо без согласования,больно актуально)

>> Г.Я.Ракитская,
>> доктор экономических наук
>>

>> За время существования в СССР казарменного (фашистского типа)
>> режима...

Это о стране, победившей фашизм! Прихлопнул бы всех этих "высоколобых
интеллектуалов", которые, "НЕ ПОНИМАЯ и НЕ ЛЮБЯ" (как сказал однажды
Олег Д.), играючи ярлычки развешивают.

>> была утеряна вся накопленная ранее трудящимися культура коллективного
>> сопротивления, не говоря уже о культуре действительно классовой
>> борьбы.

Это какая "культура коллективного сопротивления" по преимуществу была
в полуфеодальной крестьянской стране? Бунты и сжигание усадьб, что ли?
А если г-жа Ракитская говорит о рабочих, то их до 1917 г., как она
прекрасно знает, было около 3%, и эта доля в результате гражданской
войны сократилась. Как с горечью и иронией сказал металлург Шляпников
Ленину на Х съезде РКП(б), "поздравляю Вас, товарищ Ленин, с победой
диктатуры пролоетариата от имени несуществующего пролетариата".

>> Казарменный режим подавлял любые формы несанкционированной властями
>> социальной активности. Режим целенаправленно формировал (и
>> сформировал) не активных граждан, способных сохранить и развить
>> прежние традиции солидарных совместных действий для отстаивания
>> своих интересов...

Вот и я говорю - бунт и сжигание усадьб. "Огонь по штабам!", как
сказал председатель Мао.

>> , а политически пассивную разрозненную массу людей, задавленных
>> страхом репрессий...

Действительно страшные репрессии были в конце 30-х. В 1936 г. по делам
НКВД осуждено 274670 человек, из них 1118 к высшей мере. В 1937 г.
790665 человек, из них 353074 к высшей мере. В 1938-м 554258 человек,
из них 328618 к высшей мере. В 1939-м 63889 осуждено, 2552 - к высшей
мере. В 1940-м 71806 осуждено, 1649 - к высшей мере. Но о каком
"страхе репрессий" можно говорить в другие периоды советской истории?

Но вполене вероятно, что гибель многих настоящих коммунистов в предвоенных
репрессиях и в войну, обусловившая заполнение образовавшихся "пустых
мест" мещанами, привела к гниению периода "застоя" и к гибели страны.

Андрей.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 23 фев 2005, 14:49

А.В. Бузгалин,
На пути социальному освобождению Человека
(ассоциированное социальное творчество versus либерализм)
Стр. 10<<......что же такое свобода и гуманизм, если свободное творение мира есть «родовая сущность человека» (К.Маркс, Д.Лукач), а переход к «царству свободы» есть суть нынешней эпохи, суть столетий борьбы за освобождение…>>
Стр.11. Человек: потенциал и пределы «негативной» свободы
(к критике практики либерализма)
<<Для современного либерального (а вместе с ним, …и социал-демократического) теоретика взгляд на свободу как, прежде всего социальную проблему возможен только в одном измерении; свобода есть свобода индивида от каких-либо внешних воздействий. Для европейского либерала конца XVIII века это была прежде всего свобода от феодально-аристократического произвола, от различных форм внеэкономического принуждения; для российского либерала конца ХХ -- от власти авторитарной партийно-государственной машины, но в любом случае это была «свобода от», негативная свобода.>>
стр 11«Такое понимание свободы было объективным ….и оно адекватно отражало практику борьбы за освобождение Челоека -- практику буржуазных и антитоталитарных революций, либеральных и народно-демократических реформ' Именно эта практика разрушение традиционно-общинных, феодально-иерархических или авторитарно-бюрократических зависимостей и возникновение буржуазных форм отчуждения -- индивидуализм вкупе с овещнением человеческих отношений) обусловила и еще один аспект в понимании свободы. Свобода индивида трактовалась
не только как свобода от чего-либо, но и как свобода, ограниченная свободой другого индивида:…высшей формой гуманизма оказался императив: «не делай другому того. чего не пожелаешь себе»
«А как же может быть иначе? Что иное может предложить человечество в понимании свободы и в практике освобождения? «
(Начав со сферы нравственности, мы можем сделать шаг вперед от идеи формального равенства и потому одинаковости людей, и зафиксировать ….что: каждая человеческая личность индивидуальна, своеобразна, неповторима и не похожа на другую. Оговорюсь: такая постановка очевидна только в том случае, если мы говорим о так называемой «родовой сущности Человека» и оставляем в стороне систему отношений отчуждения, нивелирующую Человека тем или иным способом, ).Но если личность Человека по своей сущности уникальна то само применение одинаковых (причем формально-одинаковых) экономических, политических, нравственных правил и норм к принципиально различным и неповторимым индивидуальностям уже само по себе есть подавление их личностных качеств, нивелировка, стрйжка под одну гребенку... - т.е. все то, против чего так активно выступает либерализм, ратуя засвободу Человека )
(Где же выход? На абстрактно-теоретическом уровне проблема могла бы решаться так: именно неповторимые, уникальные возможности жизнедеятельности личности могли бы стать условием ее свободного развития. …Но для того, чтобы такое отношение стало возможным, своеобразие и неповторимости в личности каждого должны быть востребованы объективными социальнымои отношениями Последние должны способствовать не унификации и стандартизации индивидое, а такому развитию их своеобразия, которое бы инициировало их диалог и сотворчество, а не конфликт и взаимоотчуждение. )
(Рынок и представительная демократия
1. с точки зрения ЛИБЕРАЛА продуцируют равные предпосылки и ограниченную некоторыми правилами свободу для своеобразного развития индивидов
2. с точки зрения МАРКСИСТА социальную унификацию, стандартизацию и отчуждение, когда рост свободы и богатства одного всегда означает ограничение свободы и богатства другого).
(Пожалуй, будет далеко нелишне напомнить наши основные аргумент, доказывающие, что практика неолиберализма (а ныне это отношения глобальной гегемонии корпоративного капитала) есть подавление свободы человека
Во-первых, рынок как система общественных отношении порождает отношения конкуренции когда выигрыш одного неминуемо оборачивается
проигрышем другого, а свобода бедного и богатого это две разных «свободы» и две разных «несвободы».).
Стр.12 (Во-вторых, свобода от в действительных условиях капитализма …всегда находится в противоречии .с законами частной собственности и рынка, законами капитала и формальной демократии, где человек свободен в своем выборе лишь в меру той собственности, которой он обладает. и функцией (рабом) которой он является. Это касается, кстати, и сферы политики, где формально равные права граждан сталкиваются с реально различной мерой свободы решения политических вопросов, которая пропорциональна капиталу).
(В-третьих, рынок формирует овещнение человеческих отношений, товарный фетишизм, фетишизм денег Во всех этих случаях свобода личности подчинена функции воспроизводства товара, денег, капитала. )
(в-четвертых, в современном мире за-формальным равенством прав и свобод скрывается глобальная гегемония корпоративного капитала. Как было показано выше, это система разносторонне эксплуатирующая работника, подчиняющая человека не только как наемного работника (он всегда был функцией капитала), но и как потребителя (чего стоит хотя бы идея «поколения Пепси….)Даже демократия становится не властью народа, где каждый обладает равными правами, а системой политических технолоаий, превращающих человека из суверенного гражданина -- субьекта власти, в пассивный электорат -- объект, из которого полит-технологический процесс «производит» нужные голоса, формируя механизм власти немногих, где мера свободы оказывается пропорциональна величине и мощи капитала и аппарата насилия... )
(В этих условиях человек сталкивается с тем, что я (используя размышления Ж„П.Сартра) назвал бы парадоксом свободы Om –где чем выше индивидуальная свобода человека с мире отчуждения, тем менее свободны все те , скем он вступает в деятельные отношения и, опосредственно он сам)

Итак, формальное равенство прав в условиях рынка и представительной демократии, формальная свобода от оказывается необходимым, но далеко не достаточным условием освобождения человека. ….преодоление этих рамок, первые шаги социального освобождения должны быть связаны с поиском таких категориальных определений (в теории) и, главное, ростков таких отношений в жизни, которые.бы:
(1) снимали, диалектически отрицая, но вместе с тем сохраняя все достижения «негативной свободы»;
(2) создавали простор для неповторимого индивидуального развития человека, не подчиняя его внешним унифицирующим условиям;
(3) обеспечивали такую систему взаимодействия индивидов, когда рост свободы, самореализация неповторимых качеств одного не ограничивает, а расширяет возможности свободного развития всех других.
Таков первый (но не единственный и не самый существенный) блок «требований» к отношениям и к категории свободы, рождаемый анализом противоречий капиталистического миропорядка и либеральной теории. ).


2.«Позитивная свобода»:
Человек на пути от познания необходимости к социальному творчеству
(к критике теории либерализма).
(Подход к проблеме свободы, акцентирующий внимание, прежде всего, на сознательном творении истории, восходит своими корнями к классическому марксизму", являясь вместе с тем последовательной критикой и сталинизма, и либерализма.)
(При сталинизме свобода сводится практически без остатка к познанию необходимости, которое (в рамках этой доктрины) осуществляется партийной наукой (de facto -- наукой, подчиненной верхушке бюрократической системы). Деятельность же по "сознательному использованию познанных объективных законов" возлагается на централизованно организованное общество с жестким разделением (характерным для всякой бюрократической структуры) функций управления (это прерогатива «центра») и исполнительского труда (это участь «совокупного работника»).
Стр 13.(При либерализме сомнению подвергается как способность человека познать объективные законы (прежде всего -- социальные), так и результативность сознательного воздействия на них . «Гносеологическая гордыня» и «активизм» -- таковы с точки зрения либерала смертные грехи всякого критика слева устоев либерализма в терминологии Поппера-Сороса -- «открытого общества»)
(Однако сам либерализм де facto основывается ..на познании и сознательном воздействии либералов-практиков на стихийное развитие исторических процессов (прежде всего - в тех случаях, когда эти «объективные» и «непознаваемые» процессы идут Вразрез с зкономическими, геополитическими и т.п, интересами правящих злит "либеральных" государств). (Классический либерализм XVIII века начинает ни с чего иного как с... просвещения, т.е. критики существовавшей тогда системы; причем критики как теоретической так и практической Эти черты необыкновенно ярко проявляет ранний, радикально-критический либерализм (за что его, кстати, всячески стремятся «забыть» современные либералы и всячески стремятся «оживить» творческие марксисты). Современные теоретики либерализмы не оставляют надежд теоретического познания (Поппер, Фукуяма, Соррос) и сознательного воздействия на исторические реалии (военные действия США во Вьетнаме, Никарагуа, Чили, Югославии, Ираке)
(Т.Е. либерализм de facto стремится познать законы истории, доказать правомерность именно своих представлений об этих законах и, более того, активно воздействовать на исторические процессы, )
Стр. 14. (Итак, свобода есть возможность действовать в соотвествии с познанной необходимостью.) Однако сдесь нужно сделать несколько уточнений )
(1. Историческая необходимость всегда диалектически связана со случайностью. Ход истории закономерен лишь в конечном счете. Непосредственный процесс развертывания социальной жизни во времени и пространстве многообразии и во многом случаен !!!!!Более того, рост этого многообразия и вариаций становится одной из предпосылок свободы как выбора. И это касается как индивида, так и целых социумов. К большим рубежам исторических изменений (например, победе рынка и капитала как универсальных форм экономической организации индустриального производства) различные социумы идут разным путем. Для «тока истории» характерно многообразие русел; по некоторым из них социальное время несется как стремительный горный поток, по другим - лениво катится по' другой равнинной реке, а третьи ведут в болото застоя. Именно это многообразие случайных исторических процессов создает объективную возможность (но именно и только возможность!) свободного выбора. Здесь возникает феномен, который я, перефразируя Д.Лукача", назвал бы «диалектикой обратимости» тельное наклонение). Человек как родовое социально-творческое существо (в конкретных обществах эту нашу-«общечеловеческую»роль могут выполнять различные социальные силы) обладает (в рамках некоторых объективных ограничений) возможностью (1) вы''бора путей исторического развития и (2) «изменения» ucmopии, предотвращения (и, в некотором смысле -- исправления) исторических ошибок и преступлений)
(2. А посему второе дополнение сделанного выше вывода: социальное освобождение предполагает наличие социального субъекта, способного сознательно воздействовать на случайные исторические процессы. Исторический субъект-должен обладать социальной энергией, достаточной для преодоления исторической инерции Через власть (сила, государство) и деньги (в современных условиях - капитал). Но это все инструменты мира отчуждения Следовательно, такие формы социальной энергии как деньги (капитал) и власть (государство), равно как и любые другие от людей в столь значительных масштабах, сколь значительны предполагаемые исторические изменения.
А. Именно такой формой и является, как будет показано ниже~ ассоциированное социальное творчество".
Б. К числу таких действий, относится и индивидуальная творческая.)

Стр 15 (Свободным будет лишь то социально-преобразовательное историческое действие, мера воздействия которого на общественную жизнь пропорциональна мере 1. подтверждаемого предшествующей практикой культурного (научного, художественного, образовательного) проникновения в тайны истории, познания ее закономерностей, 2. освоения субъектом исторического действия этой культуры как его практически-деятельностной культуры и 3. способности к осуществлению общественно-преобразовательных действий в неотчужденных формах (энергии ассоциированного социального творчества).

( Переход через названную грань (и качественный и количественный) неизбежно приводит к вырождению познания необходимости в волюнтаристическое прожектерство, а сознательного исторического творчества свободных индивидов в бюрократический, подавляющий Человека и отчужденный от него активизм, использующий насилие там, где не хватает энергии социального творчества. Так рождается теория и практика «больших скачков», программ строительства материально-технической базы коммунизма за 20 лет, планов создания рынка эа 400 дней или внедрения либерального правопорядка при помощи «антитеррористических операций». )
(Здесь действует закономерность, являющаяся следствием сформулированного выше закона: превышение меры воздействия на; историю, допусгпимой наличным уровнем социально-творческой энергии и культуры (в часгпности, познания законов истории. осво
- краху последних. Отчасти эмпирической основой такого вывода могут служить исторические судьбы рыночных преобразований в ренессансной Италии и мутантного социализма в СССР.)

3. . социальное освобождение предполагает наличие Человека, который оказывается потенциально (в той мере, в какой он преодолевает власть сил отчуждения) способен к свободному всестороннему развитию
Во-первых, творчество оказывается процессом всестороннего гармоничного развития личности, причем понятие процесс здесь принципиально: в данном случае важен не результат (абсолютная гармония и «всезнайство» недостижимы и бессмысленны в диалектически живущем мире), но процессы всестороннего развития [в культуре и посредством ее освоения] и гармонизации [отношений человека и мира со-творцов, культуры].
Во-вторых, со-творчество как процесс освоения/созидания культурных ценностей и развития человека оказывается вместе с тем и процессом творения мира [креатосферы] по законам Добра, Истины и Красоты".
Добра, ибо высшим критерием нравственности, так называемыми «общечеловеческими ценностями», всегда были, есть и будут императивы развития 'человека как родового существа, т.е. существа [потенциально] свободного и творческого, а это и есть нравственное измерение добра, в отличие от зла как нравственного измерения отчуждения. Отсюда, кстати, следует и определенносгпь меры добра и зла в обществе как нравственного измерения качественного и количесптвенного (интенсивного и экстенсивного) соотношения освобождения (меры развития родовой сущности человека) и отчуждения («царства необходимости»).
Истины и Красоты, ибо творчество есть диалог-синтез науки и искусства. При этом существенно, что для творческого человека,в отличие от мещанина, характерен поиск не удобно-нейтральной середины между добром и злом, истиной и ложью, красотой и без-образием (и уж тем более не нейтрально-безразличиное аксиологическое оправдание этих антагонистов постмодернизмом). Нет, сотворчество предполагает не «золотую середину» и умеренность во всем, но постоянную деятельность, гуманизирующую мир (снижающую меру зла, отчуждения и повышающую меру Добра - свободы и гармоничного развития человека) и развивающую культуру (т.е. продвигающую человека вперед по бесконечной дороге движения к Истине и Красоте)" Тем самым Добро, Истина и Красота оказываются векторами движения по дороге гуманизма, творчества и свободы).

3. Человек: освобождение как снятие отчуждения (к критике постмодернизма)



ctr16:[Здесь возникает интереснейшая проблема, которую по мнению того же Лукача, не решили ни Маркс, ни Ленин, ни последующие исследователи": когда, при каких социально-экономических, политических и духовно-культурных условиях происходит такое обретение классом наемных работников своей роли выразителя родовой сущности человека, «универсального» (К.Маркс) класса, освобождающего не только себя, но и все человечество? Ниже я постараюсь показать, что это качёстао класс наемнь>х работников обретает в той.мере, в какой он преодолевает ограниченный горизонт классовой борьбы как формы разрешения противоречий искпючительно капитализма и возвышается до ассоциированного социального творчества как деятельности по созиданию основ царства свободы"].

17[Не сложно немного продолжить наши размышления и сделать вывод, что субъектам этой социально-преобразующей деятельности могут стать те трудящиеся, кто: (1) «пропитан» энергией социального протеста; (2) достаточно опытен и организован (имеет мощные «социальные мускулы»), чтобы созидать новые общественные отношения и (3) является сознательно действующим историческим су0ьектиМ,]
«
Возвышаясь до реализации этих условий пролетариат становится универсальным классом, причем происходит это и объективно, и субъективно тогда, когда:
• развитие антагонизмов мира отчуждения (в современных условиях -- глобальной гегемонии капитала) обостряется до такой степени, что рождает энергию социального протеста (
• • одновременно присутствуют возможности социальной самоорганизации трудящихся;
• ; объективные условия ставят решение классовых задач наемных работников в прямую зависимость от решения ими глобальных проблем освобождения (в современных условиях эта связь уже налицо -- снятие гегемонии капитала ныне невозможно вне борьбы за преодоление глобальных угроз Человеку, обществу и природе)4« и, тем самым, развиваются объективные и субъективные
предпосылки, препятствующие отрыву узкоклассовой борьбы наемных работников от их деятельности по развитию социального освобождения (отрыва, ставшего одним из ключевых факторов мутации социализма в СССР); к числу таких предпосылок относится отмеченная выше объективная и субъективная включенность нынешнего класса наемных работников в решение широчайшего круга глобальных проблем, обусловленная как негативными причинами - тотальным (проникающим во все сферы жизни, подчиняющим человека,
а не только эксплуатирующим рабочую силу) характером власти нынеынего капитала, так и их позитивный (вырастающей из новых -- по сравнению с «классическим» индустриальным капитализмом -- предпосылок, создаваемых генезисом «общества знаний»4') предрасположенностью к творческой деятельности, личностному развитию и самоорганизации (о противодействующих этому тенденциях омещанинивания трудящихся манипулирования их жизнедеятельностью -- чуть ниже);
• силы креатосферы (вырывающаяся из своего подчинения отчуждению часть творцов) и классового освобождения объектив-но заинтересовань; в диалоге друг с другом и совместномаешении своих проблем, более того, осознали эту связь субъективно и прак-гически ее реализуют, к этому нынешний этап развития «общества знаний» объективно подводит вплотную, но происходит это в чаких отчужденных формах, которые наименее благоприятны для этого союза («всасывание» творческой части общества в превратный сектор и «закукливание» в нем творцов при развитии узкого профессионализма и манипулятивного сознания у большинства работников); отсю-да особая сложность для левых движений -- создать социально-политические и культурно-творческие практи~еские и идейные альтер-нативы для развития названного союза.
По мере реализации этих объективных и субъективных условий класс наемных работников становится универсальным классом)
(В свою очередь этому субъекту, с одной стороны, будет активно противостоять класс эксплуататоров (в конце ХХ-начале ХХ! веков -- субъект глобальной гегемонии капитала, прежде всего -- глобальная номенклатура) С другой стороны, пассивно отторгать социальное творчество будет та часть трудящихся, которая (1) поглощена отношениями отчуждения, одета в броню превращенных форм (стандартов общества потребления, установок бюрократической иерархии, подчинения е(с.), настолько подчинена им, «оносорожена» (вспомним знаменитую пьесу Ионеско), что неспособна пропитаться энергией социального протеста как бы их ни угнетали; (2) воспринимает отчужденный мир превращенных форм (например, господство таких ценностей как деньги, власть) как единственно возможный и «естественный»; (3) социально абсолютно несамостоятельна (эти индивиды либо атомизированы и стандартизованы рынком, либо поглощены общиной, родом, кланом, корпорацией) и (4) принципиально отказывается от познания исторических закономерностей, противоречий и перспектив исторического прогресса, будучи и духовно порабощена системой отчуждения (масс-культурой вкупе с узко-профессиональным образованием и «здравым смыслом»), не хочет и не может критически воспринимать продукты отчужденного духовного производства, будь то массовая культура, идеология господствующего класса или религия4'. )
(О постмодернизме
Именно для такой части общества в условиях смены веков оказывается адекватна система установок постмодернизма, который не только отражает, но и интенсифицирует воспроизводство конформизма (в частности, консьюмеризма и другиХ форм подчинения человека как служащего-потребителя-клиента корпоративному капиталу) и среди «ниэов», и в среде «элиты».
В самом деле, к числу основных постулатов этого направления (кстати, они, сколько известно автору, никем не были категориально строго систематизированы и обоснованы) относится отрицание Истины, правомерности ее поиска и, уж тем более, развития «ме-татеории»; равноправность любых систем ценностей, парадигм и т.п.; вытеснение человека - деятельностного, активного субъекта - неким «эктором» (не случайно происходит от английского слова «актер» и по сути обозначает марионетку в руках «автора» пьесы «Всемирная история»), безразлично-отстраненно воспринимающим мир как[постмодернистский] коллаж, первостепенное внимание к структурам [языка, слов], а не сущностям [деятельности, отношений]... Постмодернизм, тем самым, оказывается тем «отпрыском» меэальянса неолиберализма и позитивизма, который во многом пошел дальше своих родителей, отрицая фундаментальные установки, характерные для их предков. Ценности негативной свободы и фактическое (но не теоретическое) признание необходимости и возможности правящих элит активно перестраивать мир по своему образу и подобию постмодерниэм снижает до роли одного иэ осколков хаотического коллажа социальной жизни}

стр 18[Будучи продуктом супер-безразличия и супер-конформизма всех тех, кто подчинен современной тотальной гегемонии корпора-тивного капитала, постмодернизм выполняет тем самым функцию корпоративной самозащиты творческой интеллигенции. По-спедняя в конце ХХ века загнала сама себя в ловушку собственного конформизма. Нв желая отказаться от своего привилегированного социального положения (речь идет не только о материальных благах, но и о социальном статусе) и будучи в принципе не способна к ак-тивной социально-преобразовательной деятельности, эта часть интеллигенции не смогла (в силу творческого содержания своего труда) и опуститься до уровня массовой культуры. Единственное, что ей осталось, -- возвести свое безразличие в ранг творческого кредо, а массовую культуру -- в ранг творчества. Так возникает постмодернизм. Но как таковой он окаэывается не востребован никем, кроме его творцов (и его же потребителей) В самом деле, власть имущие реально пользуются гораздо менее плюралистичной и гораздо более жесткой идеологией циничного гегемонизма, а «низы» поглощены гораздо более однозначной массовой культурой, воспроизводящей импульс искусственно обновляемого стандарта массового потребления. И все же постмодернизм не случаен и востребован. Он необходим для современного мира отчуждения, ибо, во-первых, играет роль духовной подпитки конформизма масс (и искус-ственных новшеств массовой культуры). Во-вторых, постмодернизм являет собой абсолютно необходимую и наиболее адекватную превращенную форму для теоретиче-ских и методологических основ идеологии глобальной гегемонии капитала Идеология формального неограниченного плюрализма мак-симально выгодна для субъекта гегемонии, содержательно контролирующего социальные процессы, ибо идеально камуфлирует его власть и в то же время полностью развязывает ему руки (подобно тому, как плюралистическая возможность использования любых ме-тодов борьбы максимально выгодна для того, кто монопольно владеет самым мощным оружием). Наконец, в-третьих, он создает объективную видимость (когда, как мы уже отмечали в начале книги, «кажется то, что есть на са-мом деле») самодостаточности,творческой независимости и не полной импотенции «элитарной интеллигенции», которой кажется (и это, повторим, такая же объективная видимость, как и, скажем, фетишизация вещей в условиях рынка), что она именно в рамках постмодер-нистского «дискурса» обретает не только плюралистичность, но и подлинную свободу творчества. Между тем за этой видимостью скрыта (ИВ! Именно скрыта!) сущность, а именно - стремящийся к абсолюту конформизм челове-ка, доводящего опять же до абсолюта принцип невмешательства (то есть равнодушия),}
{Подведем некоторые итоги Анализ «негативной» и позитивной свободы, а таюке процесса формирования субъекта социального освобождения позволил выделить основные предпосылки определения свободы как процесса ассоциированного социального творчества. Для этого должны быть сформированы («выращены») такие общественные отношения, которые бы: • диалектически снимали все достижения «негативной» свободы (зафиксированные, в частности, в известной Декларации ООН 1948 г.); • создавали простор для развития неповторимой индивидуальности человека и обеспечивали такую систему взаимодействия личностей, когда рост свободы одного из них не только не ограничивал бы свободы другого, но и являлся условием его позитивного, деятельностного освобождения; • создавали неотчужденные формы общественной организации людей в столь значительных масштабах, сколь значительны предполагаемые исторические изменения; • приводили к формированию такого субъекта исторических преобразований, который бы обладал способностью (1) познавать исторические закономерности и (2) сознательно воздействовать на них, т.е. социальной энергией, необходимой для таких действий, (3) осознал необходимость и познавал пути осуществления социально-преобразовательных действий. Иными словами, необходим субъект, который бы обладал достаточным опытом и организованностью («социальными мускула-ми») и, главное, был творчески включен в мир культуры (обладал «социальным интеллектом»). Таков объективный «вызов», брошенный практикой отчужденного мира всяким свершениям, претендующим на реальное освобождение Человека}.

Аватара пользователя
Дм. Сидоров
Сообщения: 2532
Зарегистрирован: 27 янв 2005, 13:11
Откуда: Москва

Сообщение Дм. Сидоров » 20 июл 2005, 11:38

Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке
План
1. Функции и противоречия цивилизационного подхода.
2. Постмодернистский пессимизм сторонников «подхода».
3. «Тоталитаризм» для внутреннего употребления.
4. Сталинизм – вариант цивилизационного подхода.
5. Сталинизм – мелкобуржуазный коммунизм индустриального времени.
6. Цивилизационный подход в современной России.

Поиск методологии конкретно-исторического исследования подводит к необходимости оценить эвристические возможности формационной теории и цивилизационного подхода. Имеет смысл рассмотреть сущность феноменов в контексте динамичных исторических условий ХХ века: модерна, или индустриального общества, а также набирающего силу информационного общества, которое часть европейских и американских философов называют постмодернизмом. Было бы неплохо проверить гипотезу о принадлежности сталинизма к цивилизационному подходу. Это, представляется, будет способствовать выявлению действительного содержания термина «тоталитаризм». Рассчитывая на информированность заинтересованного читателя, опустим подробное описание феноменов, обозначим только список литературы.

Автор реферата считает необходимым заявить о своем материалистическом мировоззрении. За последние 15 лет мое уважение к классикам марксизма-ленинизма только возросло. Этому способствовало наблюдение за развитием российского капитализма и поведением идеологически модных профессоров, политиков, эволюция взглядов и поведения которых иллюстрирует верность идей К. Маркса и В.И. Ленина[ii].
Trotz alledem!

Аватара пользователя
Петька
Сообщения: 505
Зарегистрирован: 24 дек 2006, 01:24

Сообщение Петька » 28 фев 2007, 11:18

Изучение всей этой литературы напоминает мне необходимость для музыканта играть гаммы. Но с гаммами на эстраду не выходят!
Анализ 74 лет советской власти, выявление ошибок и поиск способов их исправления - вот куда нужно направить силы тех, кто способен мыслить и исповедует левую идею.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 28 фев 2007, 11:35

Интересно, а чему, по вашему, посвящен раздел "Реальный социализм"?

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 10 мар 2007, 14:48

Так http://www.auditorium.ru/books/2121/kacva.pdf мыслит обсулуживающая прослойка ...

Аватара пользователя
Петька
Сообщения: 505
Зарегистрирован: 24 дек 2006, 01:24

Сообщение Петька » 10 мар 2007, 18:16

Олег писал(а):Так http://www.auditorium.ru/books/2121/kacva.pdf мыслит обсулуживающая прослойка ...
Ему все пофиг -бастовать против советской власти или против ельциноидов!

Ответить