Антикоммунистический Манифест пролетариев России XXI века

Ответить
М.Богданов
Сообщения: 5
Зарегистрирован: 12 ноя 2007, 00:38

Антикоммунистический Манифест пролетариев России XXI века

Сообщение М.Богданов » 06 дек 2007, 13:53

На сайте КПРФ (www.kprf.ru/party_news/20814.shtml?print) помещена 2-я редакция «Манифеста пролетариев России XXI века», разработанная общественным аналитико-идеологическим центром «МОСКОВСКИЙ БУРЕВЕСТНИК». На первый взгляд создание новой политической организации внесет ещё большую раздробленность в левое движение. В настоящее время левое движение представлено многочисленными разрозненными партиями, движениями и отдельными общественными группами. Но, если исходить из того, что образование новой общественной организации связано с поисками более эффективных методов политической деятельности, то возможно, что опыт работы «Московского буревестника» принесёт положительные плоды. В Манифесте ставится практическая задача:
«необходимо заранее готовиться к вступлению во власть в каждом населенном пункте, начиная с отдаленного поселка и кончая страной».
Очевидно, что при положительных результатах деятельности опыт работы «Московского буревестника» может получить широкое распространение и применение. Кроме этого, не будем забывать, что «каждый шаг практического движения важнее дюжины программ» (К.Маркс).

Но Совет Московского Буревестника не ограничивается практической работой и в Манифесте заявляет следующее.
«Мы убеждены, что сейчас, как никогда, народу необходимо указать путь к новому строю».
«Предлагаемые оппозицией "программы" и "очередные задачи" понимания у большинства людей не встречают».
С тем утверждением, что в настоящее время «всякого рода "программы" и "очередные задачи" понимания у большинства людей не встречают» можно согласиться. Можно согласиться с тем, «что сейчас, как никогда, народу необходимо указать путь к новому строю». Из изложенных программных заявлений вытекает, что в Манифесте учтены наиболее важные недостатки программ оппозиционных партий и изложены более привлекательные идеи движения к новому общественному строю.

В то же время, с изложением программных целей строительства нового общества, закономерно возникает необходимость анализа причин разрушения общественного строя «развитого социализма». Строительство нового общественного строя невозможно без учёта опыта строительства социализма и выявления объективных закономерностей утраты завоеваний социализма. Но дело в том, что в настоящее время причин утраты завоеваний социализма выявлено ровно столько, сколько в настоящее время существует партий и движений социалистической ориентации. Очевидно, что различия в выявленных причинах обусловлены отличающимся пониманием и применением теории марксизма-ленинизма.

Дополнительно к многочисленным причинам разрушения общественного строя нашего недавнего прошлого, в Манифесте приводится точка зрения.
«История побед и поражений социализма в СССР показала, что одного освобождения труда недостаточно для создания общества свободных людей. Ещё требуется создание условий для их духовной свободы, реализации силы разума.»

Далее, в Манифесте утверждается: несмотря на то, что в процессе строительства не были созданы условия «для духовной свободы» и «реализации силы разума», тем не менее
«Советскому общественному строю были в основном присущи черты, характеризующие справедливое общество: народовластие, общественная собственность на средства производства, планомерность экономического развития. Целью производства в СССР было не получение прибыли, а удовлетворение потребностей общества и его членов. Была ликвидирована эксплуатация человека человеком и гарантирована высокая степень социальной защищенности каждому гражданину страны.»
Однако в процессе строительства социализма основные черты, «характеризующие справедливое общество» не получили своего развития.
«Но при этом, как показало историческое развитие страны:
- народовластие было реализовано в неприемлемой для народа форме: власти партийного аппарата - в интересах народа, но не самого народа;
- общенародная собственность выступала в форме государственной, что не позволило полностью преодолеть отчуждение работников от управления производством;
- планомерность воспроизводственного процесса реализовывалась главным образом в форме жесткого директивного планирования, что подавляло инициативу трудовых коллективов и работников;
- принцип распределения по труду проводился не полностью - законное недовольство народа вызывали всевозможные спецраспределители и другие незаслуженные привилегии власти.»

Способ общественного производства, сложившийся в процессе опыта строительства социализма, в Манифесте определён следующим образом
«…общественную систему СССР, необходимо характеризовать как начальный этап социализма или государственный социализм.»
Конечная цель политической деятельности Московского Буревестника сформулирована просто.
«Наша цель - справедливое общество свободных людей.»

Если обратиться к домохозяйке с незаконченным средним образованием и спросить, как она понимает «справедливое общество свободных людей», то можно получить ясный и чёткий ответ, который во многом совпадёт с положениями, изложенными в Манифесте. В этом отношении позиция Московского Буревестника представляет распространённую точку зрения. Вне сомнения, что строительство нового общественного строя могут осуществить только массы, в число которых входят и домохозяйки с незаконченным среднем образованием. Но массы самостоятельно выработать передовые идеи и разработать план строительства нового общественного строя не могут. Массы могут только овладеть идеями. В то же время, как показывает опыт, массами не обязательно овладевают передовые идеи, но и отсталые. Например, массами Советских людей в своё время овладела идея рыночной экономики и до настоящего времени идея «цивилизованного рынка» господствует в умах многих, если не сказать большинства, людей.

Задача выработки передовых идей и разработка плана строительства нового общественного строя отводится партиям и движениям прогрессивного направления. Поэтому программные документы в первую очередь предназначены для ознакомления и обсуждения представителями левого движения. Но в отличие от домохозяек, многие представители левого движения получили если не высшее марксистское образование, то, во всяком случае, имеют законченное среднее.

Для тех, кто освоил основы теории марксизма-ленинизма, не вызывает сомнения, что научный метод анализа общественных явлений основывается на классовом подходе. Что касается применения теории на практике, то в соответствии с положениями теории научного коммунизма строительство социализма начинается с ликвидации материальных условий классообразования и заканчивается устранением общественных классов. Любая теория, которая отказывается от классового подхода и ставит второстепенные цели в строительстве нового общественного строя, не имеет никакого отношения к марксизму. В Манифесте общественный строй «развитого социализма» определён как государственный социализм. То, что в процессе опыта строительства социализма на самом деле состоялся государственный социализм или государственный капитализм, это положение давно стало общим местом. Одного утверждения, что способ общественного производства называется государственным социализмом недостаточно. Необходимо определить существенные различия государственного социализма и научного социализма. Теории научного коммунизма определяет необходимый и достаточный признак, который позволяет назвать общественный строй социализмом или государственным капитализмом.
«Общество, в котором осталась классовая разница между рабочим и крестьянином, не есть ни коммунистическое, ни социалистическое общество»

В.И.Ленин. Всероссийский съезд по внешкольному образованию. ПСС т. 38, с. 330


Следовательно, цель строительства нового общественного строя определяется просто: строительство бесклассового общества. «Справедливое общество свободных людей» не более чем пустые слова. При сохранении классовой структуры общество всегда будет несправедливым, сохранится эксплуатация и угнетение человека человеком.

Если мы обратимся к опыту строительства социализма, то нетрудно видеть, что «развитый социализм» сохранил не только классы рабочих и крестьян, но и в процессе строительства социализма возникло новое классовое образование представленное партийно-государственным аппаратом. Спрашивается, что даёт в понимании решения классовой проблемы утверждение, что власть «партийного аппарата» осуществлялась «в интересах народа, но не самого народа»? В любом классовом обществе, прежде всего, преследуются интересы господствующего класса. И во вторую очередь - той части общества, которая в Манифесте названа народом. Для решения классовой проблемы нужна не игра словами, а необходимо обратиться к объективным законам возникновения и существования общественных классов. Знания объективных законов позволяют сформулировать принципиальное направление решения классовой проблемы, и на этой основе возникает возможность разработки программы строительства бесклассового общества.

Основоположники научного коммунизма в качестве причины возникновения и существования классов принимали только одно - общественное разделение труда на духовную и материальную сферы деятельности. Но социализм не предполагает исключения интеллектуальной деятельности в общественном производстве. Напротив. Социализм ставит задачу преобразование любого труда в труд творческий, а творческий труд основывается на применении научных знаний в процессе труда. Кроме этого, способ устранение разделения труда менее всего основывается на применении административных методов организации общественного труда с обязательным выполнением людьми умственного труда физического. Или наоборот. Решение проблемы ликвидации разделения труда находится в политэкономической основе общественного устройства.

Всем известна работа В.И.Ленина «Великий почин», в которой изложены определяющие признаки общественных классов. Классовая принадлежность, основной признак общественных классов определяется
«по их отношению к средствам производства»
В этом рассмотрении нетрудно выделить класс промышленных рабочих - несобственников средств производства - и класс крестьян, для которых основным средством производства являются природные условия. Но с устранением класса помещиков и капиталистов и ликвидацией частной собственности на средства производства сохраняется необходимость управления общественным производством. Управление общественным производством или организация общественного труда осуществляется органами государственного управления экономикой. Сам процесс управления представляет составную часть производственной деятельности. Очевидно, что производственная деятельность в политэкономическом смысле возможна при наличии предметов и орудий труда. Применительно к деятельности в области управления общественным производством предметы и орудия труда представляются в интеллектуальном виде и в информационной форме. Следовательно, первичным признаком классового деления общества - отношение к средствам производства - для людей занятых умственным трудом является отношение к средствам управления общественным производством. Средства управления общественным производством здесь рассматриваются в широком смысле и включают в себя научное и информационное обеспечение деятельности общественного производства. Сумма накопленных научных знаний выступает в роли орудий труда. В соединении живого труда с прошлым интеллектуальным трудом производится продукция информационного содержания и управленческого назначения, посредством которой осуществляется управление общественным производством.

Отношение к средствам производства господствующего класса проявляется в практической деятельности и образует признак общественного класса
«по их роли в общественной организации труда»
Роль в организации общественного труда господствующего класса определяет материальное положение класса.

Если обратиться к способу организации общественного труда опыта строительства социализма, то можно видеть, что на всём протяжении строительства нового общественного строя применялись внеэкономические (административные) формы организации общественного труда. Внеэкономические формы организации общественного труда, в свою очередь возникли не случайно и имеют исторические корни своего происхождения. Вне сомнения, что способ общественного производства сложившийся в процессе опыта строительства социализма представлял более высокую ступень общественного развития в сравнении с капитализмом. Однако более высокая ступень представляет только переходный этап в строительстве социализма и является неустойчивым общественным образованием в политэкономическом рассмотрении. Неустойчивость вызвана тем, что социализм развивался на чужой политэкономической основе, и элементы социализма имелись в зародышевом состоянии. Что касается применения внеэкономических форм организации общественного труда, то, очевидно, что докапиталистические способы организации общественного труда к социализму никакого отношения не имеют.

Внеэкономические формы организации общественного труда сформировались при феодализме, и способ присвоения материальных благ господствующим классом сводился к присвоению прибавочного продукта. Размер и доля присвоения общественного богатства определялись общественным положением отдельными представителями господствующего класса. Аналогичным образом - способом присвоения феодальной ренты и в соответствии с общественным положением работника - происходило присвоение материальных благ классом чиновников при «развитом социализме». Прямая связь между результатами деятельности и затратами не устанавливалась. В отсутствии прямой связи между затратами и результатами находилась особенность материального положения господствующего класса. Классовые различия в конечном итоге определяются
«по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают»

Обратимся к тексту Манифеста и даже при самом внимательном изучении мы не обнаружим и следов классового подхода в анализе опыта строительства социализма и, в частности, в определении получения размера и доли общественного богатства. Понятно, что изложенное выше представляет только наиболее важные положения классовой теории марксизма-ленинизма и для практического применения научных положений необходимо пройти длительный путь развития и конкретизации общих положений. Но, как известно, наиболее сложная часть в научных исследованиях состоит в правильной постановке проблемы. И наоборот. Неверная и неправильная постановка проблемы приведёт к ложным целям. Примером ошибочного положения принятого в Манифесте является утверждение.
«История побед и поражений социализма в СССР показала, что одного освобождения труда недостаточно для создания общества свободных людей.»
Когда мы в приводим отдельные положения научной теории, то всегда имеем в виду, что научные положения изложены не для домохозяек, а для людей знакомых с основами марксисткой теорией. Возникает вопрос, а знакомы ли авторы Манифеста с элементарными положениями экономической теории К.Маркса, если утверждается, что в процессе опыта строительства социализма состоялось «освобождение труда»? В соответствии с теорией научного коммунизма строительство социализма начинается с освобождения труда и заканчивается полным освобождением труда от всех видов принуждения к труду. Экономических и внеэкономических. Но условием освобождения труда является необходимость изменения производственных отношений и исключения из применения в общественном производстве отношений товарообмена. Освобождение труда может состояться при условии ликвидации производственных отношений основанных на стоимости и установлении производственных отношений на основанных на категории потребительной стоимости. Категория потребительной стоимости позволяет ввести в отношения обмена меру труда. С изменением производственных отношений и применением меры труда в общественном производстве устанавливается принцип распределения материальных благ по труду. Единственным стимулом трудовой деятельности становится материальный интерес, который исходит из потребностей самого человека. При этом любой труд - умственный и физический, в промышленности и в сельском хозяйстве, в науке и социальной области, в производственной и в непроизводственной сферах экономики - становится производительным. Производительный труд, в свою очередь, немыслим без создания продукта труда и количественного выражения деятельности в показателе производительности труда. Однако на всем протяжении опыта строительства социализма в общественном производстве производились только товары и стоимости в политэкономическом рассмотрении, и производительность труда определялась количеством произведенной стоимости.

Может быть, авторы Манифеста приведут примеры, что «целью производства в СССР было не получение прибыли, а удовлетворение потребностей общества и его членов»? Или приведут примеры ведения производства с выпуском продукта в политэкономическом рассмотрении? Такие примеры привести невозможно, поскольку общественное производство имело своей основой стоимость, целью производства принималась прибыль и прибыль являлась источником развития экономики. В понятиях стоимостной экономики можно только рассуждать о том, что экономика «развитого социализма» удовлетворяла потребности общества. Напротив. Общественное производство при гигантском росте производительных сил и при постоянном росте выпуска продукции в стоимостном измерении, тем не менее, не в состоянии оказалась удовлетворять потребности общества. Гипертрофированная экономика с производством всё возрастающих объёмов бесполезной и ненужной продукции разрушилась от собственной тяжести, от избытка выпуска производственных ресурсов в незавершённом виде, виде полуфабрикатов.

Что касается производства продукта в «развитом социализме», то для приведения примеров необходимо, по меньшей мере, знать содержания понятий «продукт» и «товар» в изложении классиков. Такими знаниями авторы Манифеста не обладают. Знания авторов Манифеста ограничены представлениями официальной политической экономии социализма советских времён, которая в определении классиков называется вульгарной политической экономией. Политическую экономию социализма, основанную на теории научного социализма, мы не имели и не имеем в настоящее время. Поэтому вполне закономерно, что строительство социализма велось на основе трудовой теории стоимости, на основе законов, управляющих капиталистическим способом производства. Однако авторы Манифеста не пытаются освоить основы экономической теории научного социализма, и продолжают разрабатывать планы строительства нового общественного строя на основе отживших и устаревших методов организации общественного труда.

Теоретическим обоснованием экономического устройства нового общественного строя для авторов Манифеста (можно добавить для всех сторонников вульгарной школы политической экономии) являются успехи социалистического строительства. Действительно достижения в процессе строительства социализма в экономике, науке, образования и социальной области общеизвестны и с цифрами и фактами, как известно, не спорят. Практика - критерий истины. Но не будем забывать, что когда говорят о практике, то имеется в виду передовая, прогрессивная практика, на которую необходимо ориентироваться. А в реальной жизни мы имеем не только передовую, но и отсталую и даже реакционную практику. В соответствии с теорией научного коммунизма способ общественного производства определяется используемыми принципами производственных отношений. Соответственно передовая практика применяет социалистические производственные отношения. Отжившая практика, например капитализм - применяет капиталистические производственные отношения. Спрашивается, можно ли считать практику передовой, если для строительства нового общественного строя используются капиталистические производственные отношения? Поэтому вещи надо называть своими именами. Успехи в социалистическом строительстве на самом деле являются решением задач буржуазно демократической революции. К решению задач социалистического строительства Советское общество не приступало. Дело здесь не в том, что социализм отрицает достижения капитализма. Дело в том, что всему своё место и время. На первоначальном этапе строительства социализма возможно и необходимо использовать достижения капитализма, в том числе и применять капиталистические производственные отношения. Но если строительство основывать на сохранении и развитии капиталистических производственных отношений, то в конечном итоге восстанавливается капитализм в первозданном виде.

Существует распространенная точка зрения, что причина разрушения общественного строя «развитого социализма» связана с низкой эффективностью экономики в сравнении с «цивилизованными» странами. Для обоснования тезиса, как правило, проводятся показатели производительности общественного труда. Действительно показатели производительности общественной производительности труда значительно отставали от показателей промышленно развитых стран. Но зададим себе вопрос: если показатель производительности труда выражает принцип и характер производственных отношений, то к чему приведёт рост показателя производительности общественного производства, основанном на товарных отношениях. Ответ на поставленный вопрос очевиден - к развитию товарных, капиталистических производственных отношений. Сравнение эффективности общественного производства «развитого социализма» и «цивилизованных» стран на основе производительности общественного труда только показывает, что в конечном итоге товарное производство с частной собственностью на средства производства является более эффективным, в части роста издержек производства, в сравнение с товарным производством основанном на государственной собственности на средства производства. В показателе производительности общественного труда нет ничего кроме издержек общественного производства, и рост показателя производительности означает рост издержек общественного производства. Производственные отношения социализма в своём содержании принципиально отличаются от производственных отношений капитализма. Соответственно показатели производительности труда капитализма и социализма несравнимы и не сопоставимы. Социалистический способ производства устраняет из системы производственных отношений товар и стоимость и критерием эффективности становится общественная производительность труда. Капиталистический способ производства основывается на товарных отношениях и критерием эффективности принимает производительность общественного труда. Эти различия в содержании производственных отношениях социализма и капитализма и их выражение в показателе производительности труда определены К.Марксом. В.И.Ленин писал, что производительность труда в последнем счёте определяет победу общественного строя. Но В.И.Ленин нигде и никогда не утверждал, что победу социализма определяет развитие капиталистических производственных отношений и рост производительности общественного труда.

На первый взгляд, изложенное выше, относительно применения меры труда в производственных отношениях при социализме, не связано с главной целью социализма - строительство бесклассового общества. На самом деле только изменение содержания производственных отношений приводит к ликвидации общественных классов.

Когда мы исследуем развитие общественных процессов, то в основу принимаем не всю совокупность общественных отношений, а рассматриваем только отношения производственные. На этом основывается материалистический подход и исследовании общественных явлений. Производственные отношения, в свою очередь, представляют процесс обмена людьми продуктами производственной деятельности. Но производственные отношения
“…складываются, не проходя через сознание людей: обмениваясь продуктами, люди вступают в производственные отношения, даже не осознавая, что тут имеется общественное производственное отношение.”

В.И.Ленин. Что такое «друзья народа» ... ПСС, т. 1, с. 134



Другими словами: люди не осознают, что принципы производственных отношений устанавливаются конкретным способом общественного производства и людьми воспринимается только распределительная часть производственных отношений. Задача марксисткой науки состоит в раскрытии содержания производственных отношений, исходя из того, что распределение материальных благ есть следствие и вытекает из принципов производственных отношений. Сами принципы производственных отношений, в зависимости от способа общественного производства, имеют своим основанием категорию стоимости для товарного производства и потребительную стоимость - для нетоварного (социалистического) производства. В первом случае мы имеем отношения товарообмена. Во втором - отношения продуктообмена. Политическая экономия социализма советских времён рассматривала только стоимостные производственные отношения и ставила неразрешимую задачу справедливого распределения прибавочного продукта. Священная корова товарного производства - стоимость - какого-либо сомнению, а тем более критике, не подвергалась. Учёные с докторскими дипломами и званиями академиков на самом деле остались на уровне обывательских представлений об экономике социализма. Нетрудно видеть, что авторы Манифеста в знаниях политической экономии социализма мало, чем отличаются от представителей вульгарной школы политической экономии.

Вернемся к решению классовой проблемы. Напомним, что способ организации общественного труда воспроизводится системой управления общественного производства или точнее - системой отношений управляющих органов и управляемой сферой экономики. Отношения обмена в целом в общественном производстве и в области управления производством, на всём протяжении опыта строительства социализма, осуществлялись на основе стоимости. Но любые отношения, основанные на стоимости, содержат в себе неравенство обмена. Понятно, что собственник средств производства - в данном случае средств управления производством - присваивает значительную часть произведённой прибавочной стоимости. Эксплуатация человека человеком осуществлялась независимо от официально провозглашаемых лозунгов и призывов. Понятно, что лозунгами и призывами привести в соответствие размер и долю получаемых материальных благ в соответствии с мерой труда невозможно. Установить меру труда можно только с установление новых принципов отношений органов управления и управляемой сферой экономики. С изменением принципов отношений органов управления и управляемой сферой экономики, с применением меры труда в интеллектуальной области деятельности устраняется материальный источник классообразования. Если «классы» в общепринятом понимании мы определяем по отношению к средствам производства, то применительно к рассматриваемой проблеме - ликвидации общественных классов - новое классовое образование необходимо рассматривать в связи с отношением к средствам управления производством.

Спрашивается, какое имеет отношение к Советской власти политическое устройство нового общественного строя, изложенное в следующем положении Манифеста?
"Будущее России - в демократической Советской республике, в которой есть сильный законодатель, представляющий интересы народа и подчиненный ему, и такая же сильная исполнительная власть, подотчетная представительной власти.»
Ничего кроме пустого набора слов в приведенной цитате нет. До тех пор, пока в обществе сохраняются материальные условия классообразования всегда законодательная власть и исполнительная власть, образованные на трижды демократической основе с участием самых широких масс трудящихся, будут представлять интересы господствующего класса. Ничего не меняет в положении вещей, если органы законодательной власти назвать органами Советской власти. Заявлять о какой либо ответственности государственной власти перед обществом с сохранением отживших производственных отношений могут только люди, не имеющие элементарных понятий о теории научного коммунизма.
«Люди всегда были и всегда будут глупенькими жертвами обмана и самообмана в политике, пока они не научаться за любыми нравственными, религиозными, политическими, социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов.»

В.И.Ленин. Три источника и три составных части марксизма.
ПСС т. 23, с. 40


Для нас принципиального значения не имеет, стали ли авторы Манифеста «глупенькими жертвами обмана» или «самообмана». Для нас, марксистов, важно то, что теоретическое обоснование Манифеста построено на полном разрыве с теорией научного коммунизма и, следовательно, программный документ является антимарксистским и антинаучным. Нетрудно видеть, что в Манифесте с незначительными изменениями принимается идеология общественного устройства класса чиновников нашего недавнего прошлого. Соответственно новый общественный строй, который предлагается Московским Буревестником, представляет общество застойного периода с небольшим косметическим ремонтом. Ничего другого, кроме интересов класса чиновников прежнего образца, Манифест пролетариев не представляет. Изложенный выше тезис о том, что любой шаг практического движения важнее дюжины программ, относительно политического движения Московского Буревестника неприменим. Известно, не любое движение приводит к прогрессу, но и возможны движения в сторону регресса. Всё зависит от перспективных целей движения. Московский Буревестник перспективу своего движения видит в прошлом и по этой причине, политическое движение, с набором популистских лозунгов, по своему характеру является не революционным, а реакционным.

М.Богданов

Библиотека марксистской литературы по экономике и теории организации
http://new-communizm.narod.ru

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 06 дек 2007, 14:35

Еще один "белый карлик"....

Аватара пользователя
Дм. Сидоров
Сообщения: 2532
Зарегистрирован: 27 янв 2005, 13:11
Откуда: Москва

Сообщение Дм. Сидоров » 07 дек 2007, 00:56

Что это еще за "белый карлик"?
Trotz alledem!

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8085
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 08 дек 2007, 13:45

Политический карлик, не белый :). В левом движении две беды. много хвостизма и парламентаризма, и много генералдов и мало солдат. Каждый почитавший книжки начинает с теории, а не с практики борьбы

Regul

Сообщение Regul » 08 дек 2007, 17:11

Понятно, что собственник средств производства - в данном случае средств управления производством - присваивает значительную часть произведённой прибавочной стоимости. Эксплуатация человека человеком осуществлялась независимо от официально провозглашаемых лозунгов и призывов.
Директор советского завода не был собственником. :roll:

Ответить