Постмодернизм-материал для размышления, а не флуда.

В этом разделе будут публиковаться материалы, интересные большей частью новичкам появляющимся на этом портале.
Если вы не уверены, в какой именно раздел нужно поместить вашу статью, то смело пользуйтесь этим разделом. Модератор сам перенесет ее куда нужно.
Ответить
Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8090
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Постмодернизм-материал для размышления, а не флуда.

Сообщение Олег » 18 мар 2005, 09:00

Постмодернистская и феминистская картина мира как современные
измерения гуманизма


Н.А. Зуева кафедра философии, социологии и ucmopuu Воронежского государственного apxumeкmypнo-строительного yнивepcumema.
Проблема гуманизма и формирования гуманистического сознания является одной из актуальных для современного философского и гуманитарного знания
Современный гуманизм как комплекс идей, связанных с признанием человека как высшей ценности, его деятельностной, творческой, созидательной роли в мире сформировался в эпоху Просвещения (истоки этой традиции относятся к периоду расцвета древних культур Греции, Китая, Индии)
Европейская культура Нового времени базировалась на таких понятиях-установках как истина, разум, определенность, свобода и висимости человека; о его принципиальной познаваемости; о том, что он осознает себя и познает мир посредством разума, рассматриваемого как высшая форма умственной деятельности; что разум и наука обеспечивают объективный и универсальный фундамент познания; что рациональное использование научного знания нейтрально и общественно полезно и т. п
Этот, идущий еще из античности интеллектуальный канон, позволял «ухватить» с помощью рациональности некую реальность, укоренить в ней человека, стабилизировать его существование.
чества
Утопичность данного суперпроекта подвергается постмодернистской критике, одной из главных интенций которой является сомнение не только в реализуемости модернистских гуманистических идеалов и убеждений, но и уверенность в том, что они продуцируют определенные формы подавления".
Постмодернистская критика подчеркивает догматизированность гуманистических устремлений модерна, актуализировавшего единственно возможный тип мышления, знания,который мало соответствует современному культурному разнообразию, фрагментарности современного мира.
Постмодернизм, актуализировавший множественность перспектив без предпочтения какой-либо в качестве единственно истинной', выразивший сомнения в отношении предлагаемой модерном картине мира, акцентировал необходимость пересмотра гуманистических установок, которые игнорировали несоизмеримое модернистскому мышлению -- инаковость, друговость, маргинальность. Эпоха постмодерна требует от современного человека чувствительности и терпимости к иррациональному, множественному, различному.
Безусловно, гуманистические в своей основе идеалы модерна (провозглашение ценности личности, равенства, наличия свободного выбора и т. п.) не помешали ему, однако, «потерять» за универсальным частное, игнорировать несвободу человека от господствующей идеологии, подавляющей и направляющей его самосознание, его зависимость от власти норм и традиций и т. д. 65
Постмодернизм сосредоточил свое внимание на изучении повседневных социальных практик И именно обращение к повседневной жизни, к различным личностным ее проявлениям есть его бесспорное достоинство
Одной из основных черт эпохи модерна является его агрессивный монологизм'. Гуманизм же монологический абсурден -- это всегда подавленное молчание. Другого, поэтому постмодернизм отказывается от монологизма, акцентирует внимание на принципах сосуществования и взаимодействия различных культур, жизненных миров, на культурном, философском, научном полифонизме (M. М. Бахтин),
Гуманистический пафос постмодерна состоит в признании бесспорного права иной -- ранее игнорируемой, часто маргинальной--реальности на существование, безусловное право личности на инаковость, несоответствие жестким рамкам и нормативам. Категорическое требование равноправия сменяется стратегией равенства, направленной на признание различий.
Плюрализм постмодерна -- одна из его основных и, пожалуй, важнейшая гуманистическая характеристика, непосредственно связанная с провозглашением ценности локальных опытов, на присутствие и игнорирование которых одними из первых указали феминистские критики.
В рамках постмодернизма феминистская картина мира, ' актуализировав опыт локальностей (следует признать, что феминистские практики не ограничились критическим осмыслением собственно «женского» вопроса, но и привлекли внимание к проблемам маргинальных дискурсов, в частности, национальных, этнических, сексуальных меньшинств), указала на отсутствие равенства условий и возможностей как на социетальном уровне, так и на уровне индивидуальном, а также на присутствие в обществе так называемого структурного насилия.
Структурное насилие объективирует в качестве жертвы то, что маркируется в системе реальности как иное, другое, различное. Как показывают феминистские исследования философской, культурной традиции, в ее основе лежит мотив исключения и подавления феминного как противопоставленного маскулинному другого.' Парадокс гуманизма и состоит в том, что высокие гуманистические цели часто достигаются антигуманными средствами. Ситуация осложняется тем, что структурное насилие часто принимает в современном обществе форму насилия символического, еще более вуалируя проблему'.
Игнорирование гуманистическим обществом модерна опыта локального наглядно продемонстрировало сбой гуманистических идей как общечеловеческих, повсеместно признанных и к каждому обращенным.
Отношения феминизма и постмодернизма достаточно сложны'. Однако общим для них является то, что обладающие позитивным гуманистическим импульсом постмодернистские и феминистские практики поставили под сомнение основания гуманизма модерна.
Так, и феминизм, и постмодернизм отказываются от универсальности единичного в пользу «справедливости множественностей»«, Подобно тому, как постмодернизм отказывается от монологизма в пользу плюрализма и диалога, феминизм отказывается от категории «женщина» в пользу множественных идентичностей
Если постмодернизм видит в едином, автономном, рациональном, прозрачном, целостном субъекте модерна угрозу плюралистичности современного общества, <о феминистские практики усматривают в нем универсального рационального маскулинного субъекта, который, руководствуясь интересами собственной стабильности. стремится исключить Другого, иррационального -- феминного. То есть оба отмечают мотив исключения, отличающий гуманистическую традицию модерна
Еще одной характерной чертой модернистского мышления является его дуализм -- стремление свести все многообразие мира к дихотомиям (рациональное/иррациональное, духовное/телесное, культурное/природное, свое/чужое-другое-иное, маскулинное/феминное и T п.) и убежденность в принципиальной познаваемости мира с помощью последних. Однако, дихотомичное мышление неизбежно иерархизирует два поляризованных понятия, в результате чего одно становится привилегированным, а другое подавляемым, подчиненным, негативным противопоставлением. Главное понятие определяет и создает себя посредством исключения другого ' Таким образом, дихотомичное мышление актуапизирует и легитимирует способы и методы подавления на уровне языка, мышления, культуры, социума в целом, что не отвечает гуманистическим устремлениям.
В данном случае высокий гуманистический смысл феминной и постмодернистской картин мира состоит в утверждении бесспорной ценности множества локальностеи, инаковостей, социальных опытов, занимавших маргинальное положение в эпоху модерна с его стремлением решить проблемы человечества, жертвуя отдельными локальностями. Партикулярность же социальных контекстов есть необходимое условие существования современного общества.
Интеллектуальный плюрализм конца ХХ века реализуется в пространстве полифонического взаимообогащения и взаимопроникновения культур. Современную культуру можно назвать эпохой "Многомерного диалога», который становится единственно возможным способом существования культуры, человека в культуре, социума в целом. Плюрализм, диалогичность, признание безусловной ценности любого локального опыта (феминного и маскулинного в том числе) должны лечь в основу теоретического осмысления гуманизма и его социальной практики.
' См об этом работы М. Фуко
' Плюрапистичность постмодерна реализуется благодаря безусловной ценности различных концепций, проектов, локальностец
Вельш! Путь. -- 1992 -- No 1. -- С. 109-136
' Модернистская рефлексия конституировала принцип одного сознания, одной идеологии Принятая е модернизме установка на сво-
бодное волеизъявление в вь<боре и возможности самостоятельно творить значения (Ж.-П. Сартр) во многом спорна, поскольку со-
го смысла. «Статус кво» системы актуализировал механизмы подавления и отчуждения со стороны целого по отношению ~ индо-
виду.
позиций различных групп, философских концепций и т и В результате представляегпся возможность рассмотреть те или иные
' Начало проблематизации этой тематики положила в своей работе Симона де Бовуар в своей работе "Второй пол"

Anton
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 28 янв 2005, 21:38

Сообщение Anton » 19 мар 2005, 17:49

Прекрасная статья, хорошее понимание сути постмодернизма и его места в общественном сознании.

От себя добавлю: постмодернизм - это новый гуманизм. Он возник на волне понимания того, что никакие общественные теории и никакое знание не могут принести счастья конкретному человеку. Счастье естественно для человека, поэтому не существует в принципе никакой всеобщей концепции счастья. А вот концепция несчастья - существует. Несчастье происходит из отчуждения, возникающего при любой необходимости людей договориться. Поэтому концепция достижения счастья - отменить саму необходимость договора или вообще сравнения людей друг с другом. В частности, это значит - отменить истину, ибо стремление к ней делает людей несчастными.

В действительности, конечно же, никто истину отменять не собирался. Отрицание истины в постмодернизме не имеет абсолютного характера. Отрицается скорее необходимость спора и достижения единой точки зрения. На их место выходит искусство понимания других и себя.

Аватара пользователя
Арина Теплякова
Сообщения: 1301
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:19
Откуда: Нижний Архыз
Контактная информация:

Сообщение Арина Теплякова » 19 мар 2005, 18:56

Anton писал(а): . Счастье естественно для человека, поэтому не существует в принципе никакой всеобщей концепции счастья. зрения.
Человек! Не парься -- ты уже счастлив.
Просто пока еще не знаешь этого...
В будущем люди не будут лгать, предавать, лицемерить и строить друг другу пакости. За них это будут делать роботы.

Anton
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 28 янв 2005, 21:38

Сообщение Anton » 19 мар 2005, 19:02

Арина Теплякова писал(а):Человек! Не парься -- ты уже счастлив.
Просто пока еще не знаешь этого...
Точно! Вот это мощная фраза.

Аватара пользователя
Арина Теплякова
Сообщения: 1301
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:19
Откуда: Нижний Архыз
Контактная информация:

Сообщение Арина Теплякова » 20 мар 2005, 20:13

Если серьезно, эта статья похожа на страшный сон Бузгалина -- те самые сверхконформистские настроения, которые он так клеймил, здесь выставляются за достижение.

Вообще, мне кажется, смысл постмодернизма выражается одной фразой -- это переход от исследоавния реальности (не важно какой ее грани и каким способом) к исследованию наших представлений о ней
Этим п-м принципиально отличается от всех предыдущих стилей искусства, из этого автоматически вытекают все его свойства, как формальные -- обязательное и обильное скрытое цитирование, по которому этот стиль и узнается, так и идеологические -- якобы отказ от единой истины, от этической ориентации...

П-м не утверждает, что объективной истины нет. Ее просто бесполезно искать в той области, которая становится объектом внимания п-тов. Поиск истины подразумевает апелляцию к объективной реальности, а п-м интересуется только субъективной.

Если эта реальность мрачна и невзрачна, то, как обычно с искусством, бесполезно пенять на зеркало....

Если кому-то кажется, что объективная реальность незаслуженно забыта современными писателями, то не стоит забывать, что у нас есть огромный фонд шедевров, накопленный за тысячелетия -- они никуда не делись и не денутся, их немыслимо превзойти, а этим все равно рано или поздно должен был кто-то заняться.

История искусства (по крайней мере европейского) -- это разложение реальности в ряд Тейлора, каждый следующий член здесь надо умножать на 1/n. Ни один новый стиль, ни одно новое вИденье мира не отменяет предыдущего, а лишь уточнает его. Поэтому нет никакой постмодернистской картины мира -- нельзя составить картину мира из одного п-ма, это все равно, что судить о функции по 10-му (скажем) члену разложения, забыв про первые.

Поэтому мне, скажем, равно несимпатичны те, кто не разбравшись, кроет п-м последними словами, и те, кто поднимает его на знамена. Ну, не годится он для этой цели! Постмодернизм и знамена друг другу противопоказаны!
А вы говорите новый гуманизм...
В будущем люди не будут лгать, предавать, лицемерить и строить друг другу пакости. За них это будут делать роботы.

Anton
Сообщения: 161
Зарегистрирован: 28 янв 2005, 21:38

Сообщение Anton » 27 мар 2005, 10:27

Так на чем мы остановились?

Пожалуй, нет учений или направлений искусства, у которых не было бы корней в реальности. Даже наши представления о реальности нас не интересуют сами по себе, а лишь их соответствие реальности.

По мне, любая теория, идеология и учение имеет две стадии: индивидуальную и общественную. Все начинается с прозрения отдельных творческих индивидуумов, и заканчивается всеобщим признанием. До общественной стадии учение может не дойти, но вот индивидуальная стадия обязательно. Во всяком деле существует кто-то будет первый, кто это дело придумал, и этот первый полагается только на свое чувство самовыражения, чтобы породить это дело из себя.

В наше творческое время акцент смещается от усвоения накопленных человечеством знаний к сиюминутному творчеству. Рельность, которую мы встречаем ежедневно, все реже и реже укладывается в тесные рамки общепризнанных учений. Поэтому приходится творить с нуля - это творение с нуля и есть творческая основа постмодернизма. Итак, в своей основе постмодернизм - это антиконформизм.

Отрицание истины есть этическая составляющая постмодернизма. Каждый человек уникален в своем окружении и в целях и в задачах, которые перед ним стоят. Это значит, что и язык и его взгляды будут уникальными, не похожими на других. Отрицание истины означает отношение к людям, как к обладающим своей, уникальной истиной, которую сразу, с наскока и не поймешь, даже если слова и знакомые.

Иногда нарочитая бессмыслица постмодернистских произведений - это борьба с устарелым общественным требованием всеобщей истинности и общепонятности. Постмодернизм - это творчество, деление опытом и упор на саморазвитие. Модернизм - это дискуссии, обучение и упор на исполнение определенной роли в обществе. Постмодернизм - это переросший себя модернизм.

Аватара пользователя
Арина Теплякова
Сообщения: 1301
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:19
Откуда: Нижний Архыз
Контактная информация:

Сообщение Арина Теплякова » 28 мар 2005, 17:05

Anton писал(а):В наше творческое время акцент смещается от усвоения накопленных человечеством знаний к сиюминутному творчеству.
...сказали последние люди и моргнули. :roll: Вообще-то, по логике должно быть наоборот -- со временем сумма накопленных знаний увеличивается, увеличиваются и усилия по ее усвоению.
Anton писал(а):Рельность, которую мы встречаем ежедневно, все реже и реже укладывается в тесные рамки общепризнанных учений. Поэтому приходится творить с нуля - это творение с нуля и есть творческая основа постмодернизма. Итак, в своей основе постмодернизм - это антиконформизм.
Приехали. Искусство, у которого основным выразительным средством является цитата, -- это творение с нуля?!
Нонконформизм и творение с нуля -- это лозунг авангарда, а не постмодерна. Постмодерн был потом, сильно потом.
Anton писал(а):Отрицание истины есть этическая составляющая постмодернизма. Каждый человек уникален в своем окружении и в целях и в задачах, которые перед ним стоят. Это значит, что и язык и его взгляды будут уникальными, не похожими на других. Отрицание истины означает отношение к людям, как к обладающим своей, уникальной истиной, которую сразу, с наскока и не поймешь, даже если слова и знакомые.

Уникальной истины не бывает. Истина всегда универсальна, объективна. Применительно к субъективному критерий истинность/ложность теряет смысл.
Этику без истины я себе как-то слабо представляю...
В будущем люди не будут лгать, предавать, лицемерить и строить друг другу пакости. За них это будут делать роботы.

Аватара пользователя
Олег
Сообщения: 8090
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:15
Откуда: СССР

Сообщение Олег » 17 фев 2006, 14:24

Почему в России нет постмодернизма?

Рустем Вахитов

Поставленный в названии вопрос, безусловно, провокационен. Общеизвестно, что в России есть философы-постмодернисты, к примеру, В. Подорога и В. Руднев. Выходит прекрасный журнал «Логос», где можно прочитать как переводы западных столпов постмодернизма, так и опыты их доморощенных последователей. Полки магазинов ломятся от произведений писателей-постмодернистов вроде Пелевина и Ерофеева. Существует целый журнал постмодернистской критики – «Новое литературное обозрение». Но, тем не менее, в России постмодернизма нет, и это факт, который, как его ни деконструируй шизоанализом, остается вещью упрямой. Российский так называемый «постмодернизм» в действительности - нечто весьма специфичное.

Философ и критик Сергей Корнеев сказал об этом очень выразительно: «Появился монстр, который парадоксальным образом сочетает в себе все формальные признаки постмодернистской литературной продукции, на сто процентов использует свойственный ей разрушительный потенциал, но в котором ничего не осталось от ее расслабляющей скептической философии»[1]. Этот диагноз относится не только к русскоязычной литературной продукции, снабженной ярлыком «постмодерн», но и не в меньшей мере к соответствующим философическим текстам. Тем более, с точки зрения самого постмодернизма нет никакой четкой грани между литературой и философией, равно как и литературой и наукой, литературой и мифом. Все есть текст или нарратив, меняются лишь темы. Истории могут быть об элементарных частицах, а могут - о короле Артуре, в первом случае они проходят по ведомству физики микромира, во втором случае – по ведомству истории культуры. на деле же – если в пространстве постмодерна вообще возможна такая оговорка – электроны и мю-мезоны так же мифичны, как рыцари Круглого Стола.

Нельзя не согласиться с тем же С. Корнеевым в том, что доморощенный постмодерн копирует лишь внешние формы изначального, западного постмодернизма – игру цитатами, смешение стилей, что, собственно, не составляет суть постмодернизма, потому что в противном случае в постмодернисты пришлось бы записать все заумно-снобистское и стебное в мировой литературе – от александрийской поэзии до памфлетов Свифта. Суть же наших «якобы постмодернистов» остается прежней - модернистской, идеологической. Корнеев пишет о Пелевине: «Вглядевшись попристальнее, я вдруг с удивлением и испугом обнаружил, что Пелевин на самом деле - идейно, содержательно - никакой не постмодернист, а самый настоящий русский классический писатель-идеолог, вроде Толстого или Чернышевского. Русский классический писатель-идеолог - это человек, который ухитряется выпускать вполне читабельную и завлекательную литературную продукцию, так что нельзя оторваться, и при этом быть идеологом, т.е. завзятым проповедником и моралистом - социальным или религиозным. И не просто идеологом, а навязчивым, беспросветным идеологом, который буквально каждой своей строчкой настойчиво и откровенно вдалбливает в читательскую голову одну и ту же морально-метафизическую теорию». Естественно, это не имеет никого отношения к постмодернизму, который и родился из структурализма как попытка преодолеть идеологию, проникшую в самую сердцевину языка, взрывом логического центра дискурса.

Точно также обстоит дело и с российскими «философами-постмодернистами». Вадим Руднев в своем эссе о Штирлице из книги «Метафизика футбола», вдоволь накрутив неофрейдистских аллюзий вокруг советского киногероя-разведчика и тем самым выказав изрядный талант подражать «настоящим французам» - так и хочется воскликнуть: «ведь может собственных Лаканов и быстрых разумом Делезов земля российская рождать!» - в конце концов, опускается до либеральной антисталинистской чернухи, упрекая плохого «дядюшку Джо» в том, что из-за него – душителя свободы и врага гуманизма – хорошие парни из Юнайтед Стейтс оф Америка сбросили атомную бяку на японцев, которые вообще тут были не при чем. И сразу из-за постмодернистских украшений, старательно собранных усердным подражателем опусов из «Телль Кель», выглядывает мурло либерала – представителя самой что ни на есть модернистской идеологии с ее лого-тео-фалоцентрированием их Величеств Гуманизма, Прогресса, Свободы и Демократии…

И ведь это не случайная черточка мировоззрения отдельно взятого господина Руднева. Достаточно почитать несколько страниц почти любого из авторов «Нового литературного обозрения», как понимаешь: весь этот постмодернизм нужен им для ниспровержения ненавидимого «коммунистического тоталитаризма» и утверждения желаемых «демократических свобод». Их тексты просто вопиют: давайте разрушим Абсолютную Истину, иллюзия обладания которой делает людей нетолерантными и агрессивными, пускай цветут все цветы и саморазвиваются все дискурсы – ради единственно легитимной Абсолютной Истины Демократической Свободы…

Точно также русские неокантианцы начала прошлого века пытались использовать идеи Канта … для обоснования византийско-русского православия, тогда как сам Кант принципиально антитеологичен и обосновывает религию лишь нравственным аргументом вполне в духе немецкого протестантизма, а русские социал-демократы-большевики ссылками на Маркса и Энгельса пытались доказать необходимость социалистической революции в полуфеодальной России, тогда как сам Энгельс и - пусть в меньшей степени - Маркс отзывались о такой перспективе, мягко говоря, скептически. Все это, увы, имеет весьма и весьма отделенное отношение к западным образцам.

Итак, постмодерна – такого, какой он есть на Западе - в России нет, а то, что в России называют постмодерном именовать так можно разве что в насмешку. На самом деле они представители стеба – традиционной смеховой карнавальной культуры, неверно позиционирующие себя постмодернистами в силу безнадежного западоцентризма своего сознания, поисков западных образцов и инстанций для идентификации. Им и в голову не приходит, что смех и постмодерн – две вещи несовместные, смех всегда играет на «понижении», а для этого нужно и высокое … Если все дискурсы равнозначны, то нет подоплеки для смеха… Рабле смешон, Пелевин смешон, а Фаулз или Кортасар – нет.

Как же объяснить сей факт непостмодерничности нашего «постмодернизма»?
Дело в том, что на Западе постмодернизм - вполне органическое явление. Сначала там произошла модернистская революция, просвещенческий разум выступил с амбициями социального демиурга и заявил, что он не нуждается в вере, что он самодостаточен. Затем Ницше, Маркс, Фрейд и прочие основатели постклассического дискурса констатировали неудачу модерна (задолго до коммун Пол Пота и печей Освенцима). Постмодернизм стал логическим завершением разочарования Запада в самофундированной, светской Истине, Добре, Красоте, на деле оборачивающихся жестокими утопиями. Гегель родил Ницше (налицо явный конфликт поколений), Ницше родил экзистенциалистов (тут наоборот - полная идиллия), экзистенциалисты родили структуралистов (опять конфликт), структуралисты родили постструктуралистов и постмодернистов (не просто идиллия, а прямо-таки совпадение: Ролан Барт из Ролана Барта). Западный постмодернизм имеет вполне очевидную и солидную генеалогию, он – дитя старой цивилизации, пресытившейся модернистскими исканиями и надеждами, не верящей ни во что и все высмеивающей холодным, пугающим смехом умирающего старика. Что же касается нас, то мы только вошли в свой модерн. Большевики лишь начали модернизировать Россию, превращать ее в общество светского типа, с ценностями научно-технического прогресса. Еще 80 лет назад – живы еще люди, родившиеся в ту эпоху! – у нас была практически абсолютная монархия, официальная государственная религия, сословное общество с аристократией во главе. То есть еще 80 лет тому назад у нас было средневековье! Постмодерн для нас все равно, что пропитанный усталостью от жизни скептицизм Секста Эмпирика для варваров-германцев, поклоняющихся арианскому героическому Христу. Конечно, наш модерн не похож на западный, вместо частной инициативы - коллективистский энтузиазм, вместо капитализма – государственный социализм, более того, наш модерн ближе, комплементарнее традиционным ценностям, в чем, на мой взгляд, его преимущество… Но на то мы не французы и не голландцы, а русские и татары, белорусы и казахи…

Постмодернизма органического, корневого, почвенного у нас пока нет. Он, конечно, будет – лет эдак через триста, однако, он будет также мало похож на современный западный постмодернизм, как философия Деррида – на индийский буддизм - квинтэссенцию увядания древневосточной цивилизации…

Рустем Вахитов

[1] - Сергей Корнеев «Столкновение пустот: может ли постмодернизм быть русским и классическим?» «Новое литературное обозрение №28 1997

http://www.rus-crisis.ru/modules.php?op ... e&sid=1247

Аватара пользователя
Арина Теплякова
Сообщения: 1301
Зарегистрирован: 12 ноя 2004, 10:19
Откуда: Нижний Архыз
Контактная информация:

Сообщение Арина Теплякова » 17 фев 2006, 20:44

Видимо стоит различать постмодернизм как метод -- художественный ли, философский ли (правда, я вообще не знакома с постмодернистской философией) и некую "идеологию постмодернизма", состоящую в отрицании всякой идеологии.
Суть же наших «якобы постмодернистов» остается прежней - модернистской, идеологической. Корнеев пишет о Пелевине: «Вглядевшись попристальнее, я вдруг с удивлением и испугом обнаружил, что Пелевин на самом деле - идейно, содержательно - никакой не постмодернист, а самый настоящий русский классический писатель-идеолог, вроде Толстого или Чернышевского. Русский классический писатель-идеолог - это человек, который ухитряется выпускать вполне читабельную и завлекательную литературную продукцию, так что нельзя оторваться, и при этом быть идеологом, т.е. завзятым проповедником и моралистом - социальным или религиозным. И не просто идеологом, а навязчивым, беспросветным идеологом, который буквально каждой своей строчкой настойчиво и откровенно вдалбливает в читательскую голову одну и ту же морально-метафизическую теорию». Естественно, это не имеет никого отношения к постмодернизму, который и родился из структурализма как попытка преодолеть идеологию, проникшую в самую сердцевину языка, взрывом логического центра дискурса.
В принципе "предоление идеологии" как таковое не запрещает раз и навсегда иметь идеологию -- просто учит, как ее можно в принципе сменить. А уж менять, отказываться или оставаться "беспросветным идеологом и моралистом" -- дело хозяйское.
Выходит, что постмодернизм не отменил идейность -- он просто вывел дальнейшее развитие западной философии из идеологической сферы. Как когда-то номинализм вывел ее из сферы религиозной.
В будущем люди не будут лгать, предавать, лицемерить и строить друг другу пакости. За них это будут делать роботы.

Ответить