Саморегуляция мотивационных составляющих жизнедеятельности л

Обмен опытом и мнениями в плане эмоционального, интеллектуального и физического развития. И их гармоничного сочетания.
Ответить
Аватара пользователя
Слава
Сообщения: 1737
Зарегистрирован: 11 ноя 2004, 22:42

Саморегуляция мотивационных составляющих жизнедеятельности л

Сообщение Слава » 01 окт 2006, 01:21

из книги Л.П.Гримак "общение с собой"

Саморегуляция мотивационных составляющих жизнедеятельности личности
В повседневной жизни мы все наши действия настолько прочно связываем с определенными внутренними побуждениями, целями и стремлениями, что встречающиеся немотивированные поступки закономерно относим к психическим отклонениям. Зависимость эта у человека бывает настолько однозначной, что можно говорить о том, что любые процессы саморегуляции начинаются с саморегуляции мотивации.
Для психологов, изучающих поведение челавека, после выяснения того, как она осуществляется, всегда бывает важно ответить на второй вопрос: почему она реализуется так, а не иначе, какая в каждом конкретном случае мотивация определяет направленность поведения?
Диапазон мотивов, определяющих поведение, видимо, так же широк, как и спектр индивидуальных различий людей, способов и причин организации ими своей мотивации. Тем не менее, как считает.А А. Файзуллаев, в психологическом плане можно выделить четыре группы основных факторов, определяющих индивидуальные различия в мотивационной саморегуляции людей
К первой группе прежде всего относится заинтересованность человека в чем-либо, сила мотивации, проявляющаяся величиной психической энергии, которая мобилизуется процессом «хотения», остротой переживания желаний или же, наоборот, вялостью, неопределенностью побуждений.
Осознанность мотивационных тенденций - следующая важная личностная характеристика. В той или иной степени каждый человек осознает свои хорошие и дурные привычки и влечения, отдает себе отчет, насколько они устойчивы и в какой степени захватывают его внутреннюю сущность. Но человек может и не понимать до конца свои жизненные потребности и стремления, не осознавать их. Поэтому чтобы успешно регулировать мотивационные установки самому, сначала необходимо как можно четче осознать исходные позиции. Это тем более важно, что в нашей мотивационной сфере бывает немало скрытых, неявных побуждений и стремлений, практически неосознанных, вплетенных в систему мотивов, скрыто и сильно воздействующих, оказывающих свое направляющее и активирующее действие. Эти свои скрытые желания и стремления можно увидеть и осознать, только проявив их исходный смысл. Это не всегда легкая задача. Следует иметь в виду, что некоторые привязанности, побуждения и мотивы способны настолько захватывать личность, что человек в этом состоянии и не может посмотреть на них со стороны, не говоря уже о каком-либо сознательно критическом к ним отношении.
Смысловая насыщенность мотивации характеризует индивидуальный смысл содержательной стороны жизни личности. Диапазон индивидуальных различий здесь колеблется между двумя крайними состояниями: либо человек ведет содержательную, насыщенную жизнь, либо, наоборот, не имеет долговременной цели в жизни, часто занимается бессмысленным для себя делом, «убивает время».
Интегрированность, целостность мотивационных тенденций- характеристика направленности интересов личности, степени ее социально-психологической устойчивости. Если человек способен четко различать главные и второстепенные обстоятельства в своей жизни, хорошо и своевременно их согласовывает между собой, то это говорит о высокой степени интегрированности мотивации. И наоборот, недостаточное развитие эта когда свойства проявляется разобщенностью жизненных планов и стремлений, их неувязанностью друг с другом.
Едва ли не идеальный вариант, когда целеустремленность человека сочетается с реалистичностью его мотивации, а жизненные стремления и побуждения четко ориентированы на реальные условия окружающей действительности. Человек, имеющий такую структуру мотивов, четко представляет себе, когда и каким способам следует добиваться поставленных целей, а его поведение мало расходится с истинными намерениями. в противном случае он будет часто наталкиваться на непредвиденные обстоятельства, затрудняющие осуществление его планов и задумок.
Немаловажным параметром личности является эмоциональная устойчивость ее мотивации. Можно говорить, что человек обладает этим качеством, если его личностные планы, побуждения, интересы не слишком зависят от изменений состояния чувственной сферы. Иными словами, человек с эмоциональной устойчивостью мотивации не склонен менять свои установки и намерения в зависимости от настроения. Постоянная импульсивность намерений и действий, неспособность долго заниматься каким-либо одним видом деятельности, периодическое увлечение второстепенными, далеко не главными задачами - вот показатели неразвитости эмоциональной устойчивости.
И наконец, ситуационная независимость мотивации, то есть устойчивость мотивации личности во времени, когда на повседневное ее поведение оказывают решающее влияние перспективные цели и любое предстоящее дело строго соотносится с ранее принятыми планами и соображениями. Человек, обладающий этим качеством, больше заботится о будущем, чем живет в настоящем. И наоборот, ситуационная зависимость мотивации предполагает, что человек легко проявляет импульсивность, на его поведение оказывают сильное влияние обстоятельства и внешняя обстановка.
Во вторую группу факторов, определяющих индивидуальные различия в мотивационной составляющей саморегуляции, входят психологические условия сложной комплексной природы, интегративное воздействие которых заставляет человека регулировать свою мотивацию (условия мотивационной саморегуляции). К ним можно отнести три наиболее распространенных состояния.
Депривированность потребностей – мало осознаваемое смутное переживание неудовлетворенности своим жизненным положением, когда у человека создается впечатление, что настоящие потребности и интересы не нашли своего осуществления в жизни .
Кризис принятия мотивов - следующее из этой группы состояние, оно характеризуется невозможностью для человека сделать окончательный выбор в 'данной конкретной ситуации, решить, какому же желанию следует отдать преимущество в сложившейся обстановке.
Кризис реализации мотивов - бывает обусловлен расстройством собственных планов, целей и надежд, может сопровождаться выраженными отрицательными переживаниями, вплоть до общего снижения интереса к жизни.
К третьей группе факторов, влияющих на индивидуальный стиль мотивационной саморегуляции, относятся способы, которыми последняя осуществляется. Их составляют такие явления, как внешне опосредованная и активная смысловая регуляция, резервная и пассивная смысловая регуляция, защитные механизмы.
Существо внешне опосредованной регуляции заключается в том, что для саморегуляции человек использует не прямые способы самовоздействия (самоубеждение, самоприказ и т. п.), а отвлекающее, опосредованное организующее влияние внешней среды или собственной деятельности, направленной вовне. Это могут быть какой-то необязательный, отвлекающий труд, хобби, прогулки, путешествия, общение с искусством, людьми.
Наоборот, активная смысловая регуляция требует
прямых интеллектуальных усилий, переосмысления сложившейся ситуации, попыток с иных позиций взглянуть на свои желания и побуждения, открыть для себя новое видение жизни.
Саморегуляция с опорой на резервную мотивацию используется в тех случаях, когда возникает необходимость мобилизовать в себе дополнительные побудительные. ресурсы, например при выполнении нужной, но неинтересной работы. Планируя свое будущее, человек должен, чтобы избежать возможных трудных состояний, продумать запасные варианты целей и задач на тот случай, если основные окажутся под угрозой срыва. Тогда не придется тратить излишние усилия на купирование, например, фрустрации, возникающей при деактуализации или девальвации целей и способов какой-либо деятельности.
Последняя, четвертая группа факторов, определяющая индивидуальные различия в саморегуляции состояний, связана со сложным, во многом неясным еще механизмом формирования самих мотивов, лежащих в их основе установок, ценностных ориентаций, то есть тех социально-психологических явлений, что образуют наше «Я» и «не-Я», то есть нас самих, какие мы есть внутри.
Строго говоря, любой процесс регуляции и саморегуляции состояний начинается и заканчивается коррекцией и модификацией мотивов, но знать еще не значит уметь. Каких-либо мало-мальски разработанных, специальных подходов к целенаправленному формированию мотивации (как основополагающим явлениям жизнедеятельности) в существующих системах саморегуляции нет. Все подходы к решению этого вопроса не поднимаются выше самого элементарного уровня (самовнушение. самоубеждение и т. п.). Слишком сложный узел, для того чтобы его смогла распутать рассыпанная в отдельных, малосвязанных друг с другом областях знания современная наука о человеке, особенно в такой «темной» для нее сфере, как формирование установок, являющих нам ряд загадочных психологических образований, например феномен веры.
В практике использования механизмов психологической регуляции необходимо различать непосредственную и оnосредованную мотивационную саморегуляцию.
Не посредственная мотивационная саморегуляция состоит в том, что личность прямо и осознанно подвергает пересмотру свою мотивационную систему, корректирует те установки и побуждения, которые не устраивают ее по какой-либо причине. Существует целый ряд способов коррекции, формирования и закрепления мотивации. Естествен и наиболее распространен прием использования логического мышления, прежде всего механизмов экстраполяции, для соответствующей обработки выявленных показателей напряженности в системе потребностей. Соотнеся эти показатели с какими-то эталонами, человек может осознать истинное направление развития затрагивающих его событий, выбрать наиболее его устраивающие, отбросить бесперспективные варианты с точки зрения его мотивационных установок и перекрыть, наконец, вполне осознанно и обоснованно формирование и развитие собственных конфликтогенных побуждений. Разумеется, стимулы к пересмотру собственных позиций рождаются и осознаются постепенно, по мере анализа самых различных факторов, обусловливающих жизнедеятельность, хотя нередко и создается впечатление, что возникают они внезапно, вдруг.
Рождение и осознание мотива еще не означает, что он будет обязательно реализован в действительности. Осуществлению новых намерений могут мешать многие обстоятельства: недостаточно развитые волевые качества личности, жизненные обстоятельства и т. п. Здесь необходимы дополнительные внутренние усилия, методические ухищрения, которые приводят к решению задачи способом замещающего действия, фантазии и т. п.
Имеется ряд психологических методов, облегчающих закрепление необходимой мотивации, принятие ее личностью. Например, можно использовать в повседневной жизни аутогенную тренировку. Впервые применил ее в целях закрепления мотивации немецкий врач Х. Линдеман во время своего одиночного путешествия в обычной надувной лодке через Атлантический океан. Линдеман, описывая этот эксперимент, особо выделяет в нем роль психотренинга. Так, уже на первом этапе, в процессе психологической подготовки, им было выработано и закреплено в сознании само намерение (цель путешествия), выраженное эмоциональной формулой: «Я справлюсь!» Эта формула должна была стать для него не только смыслом жизни на время плавания, но и самой жизнью, содержанием личности, его вторым «Я». И действительно, уже через три недели тренировок, внушения себе этой главной установки сформировалась абсолютная уверенность, что возвращение из плавания будет благополучным
и успешным.
Аутогенная тренировка как метод саморегуляции
позволяет дополнительно использовать в качестве контрольного приема своеобразный диалог с собой, по результатам которого можно судить о прочности закрепления необходимого психического образования. Линдеман неоднократно спрашивал себя во время аутогенного погружения: я останусь в живых? «Ответом было,- пишет он,- чувство безбрежной уверенности, некой космической безопасности, которое можно сравнить с непоколебимостью глубоко верующего человека. На свое рискованное предприятие я решился окончательно только после того, как уверенность в успехе захватила меня целиком, не оставляя ни тени сомнения. Я знал, что выдержу и останусь
жив»
Кроме того, что данный пример является яркой
иллюстрацией возможностей правильно выбранной методики общения человека с собой, он свидетельствует еще и о том, что использование диалога внутри этой методики повышает эффективность субъективного контроля психологической готовности человека к предстоящей деятельности (спортивной, профессиональной и т. п.). Последующая практика продемонстрировала удивительную стойкость и действенность закрепленной таким способом мотивации, когда она пробивалась даже через галлюцинации, факт, неизвестный тогда даже в психиатрии.
Аналогичным образом для коррекции собственной
мотивации может быть использован самогипноз. Характерно, что авторы, работавшие в этом направлении саморегуляции, считают, что волевые процессы в данном случае не привлекаются в качестве фактора саморегуляции, да в них, как оказалось, в таких случаях и нет необходимости '.
Обосновать эти утверждения можно следующими положениями. Наша жизнедеятельность определяется процессами, которые можно подразделить на два вида. Первый составляет сфера реальных воздействий внешних условий, которые определяют характер деятельности человека в данной конкретной среде, специфику решаемых задач. Второй вид процессов вызывается нашими внутренними потребностями, проявляющимися через соответствующие образы, представления, мысли, желания, мечты, грезы, сновидения. Последние и представляют собой сферу приложения самогипноза. Активизируя с помощью этого метода процессы воображения и представлений, можно создавать прочное отношение (собственные психологические установки) к окружающей действительности, формировать личные внутренние устремления, даже потребности, фиксировать их в желаемой системе ценностей, то есть основательно страховать себя от действий и поступков, диктуемых импульсивными, недостаточно обдуманными побуждениями.
Но самогипноз - это не просто внушение себе определенного желания, мотива, установки. Это целая система общения с собой, состоящая из ряда стадий.
Исходная стадия - «ревизия» своих мотивационных образований. На этом этапе самогипноза человек дол¬жен мысленно выйти за свои пределы, посмотреть на себя со стороны и постараться увидеть свои желания, направление своих стремлений, оценить значимость и моральную высоту своих жизненных целей. В результате критической оценки своих мотивационно-побудительных позиций выявляются их слабые места, требующие усиления, видоизменения или даже замены На этом этапе скорректированная система мотивов (если человек в этом действительно заинтересован) как бы обновляет внутренние установки личности, приобретает свою естественную смыслообразующую функцию .
Следующий этап - предгипнотическая беседа с самим собой. В ходе этой беседы, непосредственно перед сеансом самогипнотической релаксации, вслух, осмысленно и внятно резюмируются результаты пересмотра и переоценки своих мотивационных ценностей. Понятно, что такого рода беседа должна проводиться в совершенно спокойной обстановке, неторопливо и основательно. Лучше всего проводить ее в затененной комнате в положении лежа, полностью расслабив мышцы и по возможности отрешившись от повседневных забот. На данном этапе самому себе могут быть заданы различного рода уточняющие вопросы, на которые должны быть даны четкие, недвусмысленные, откровенные ответы. В заключение формулируются новые цели и задачи жизнедеятельности.
После этого начинается процедура собственно самогипноза. Эта стадия общения с собой представляет в основном самовнушение новых мотивационных образований. Здесь важно, чтобы словесные внушения подкреплялись соответствующими чувственными образами, их живым и непосредственным переживанием.
Последняя стадия - действия, соответствующие новым мотивационным образованиям, то есть стадия первоначальной реализации мотивов.
Перечисленные элементы непосредственной мотивационной саморегуляции содержатся во многих лечебных комплексах и, в частности, в так называемой поведенческой психотерапии. Последняя, часто применяется для восстановления сниженных адаптационных возможностей личности при невротических нарушениях. Большинство методов лечебной саморегуляции таких состояний кладут в основу различные способы проработки мотивационной сферы человека, приемы вытеснения этих переживаний и постепенное приучение к обстановке, которая их рождает. Некоторые психотерапевты предлагают обрывать тревожные мысли приказом «стоп». Иногда бывает полезным сопровождать такой словесный приказ легким болевым раздражением (слегка уколоть или ущипнуть себя и т. п.).
Очень интересен и достаточно прост метод оказания лечебного самовоздействия на мотивационную сферу посредством целенаправленного чтения литературы, так называемая библиотерапия. Чтение, помимо того, что доставляет необходимую информацию для корректировки своего «Я», еще и отвлекает от тяжелых переживаний. Библиотерапия получила широкое распространение в мировой медицинской практике. В России широко рекомендовали этот вид психологического воздействия на больных такие крупные медицинские специалисты, как И. Е. Дядьковский, С. С. Корсаков, В. М. Бехтерев и другие. Любопытную систему воздействия литературы на читателя (не имеющую аналогов в мировой практике) разработал Н. А. Рубакин
Как считает советский психотерапевт А. Е. Алексейчик, лечебное чтение отличается от чтения вообще своей направленностью на те или иные болезненно измененные (для их нормализации) или нормальные (для уравновешивания ими болезненных) психические процессы, состояния, свойства личности 2. Механизм лечебного воздействия чтения заключается в том, что те или иные восприятия, связанные с ними чувства, влечения, желания, мысли, вызванные освоением содержания книги, восполняют недостаток собственных образов и представлений, заменяют болезненные мысли и чувства или направляют их по новому руслу, к новым целям. Хорошая, глубокая книга может как ослаблять, так и усиливать воздействие на собственные чувства, помогать установлению душевного равновесия. Библиотерапия отличается разнообразием, богатством средств воздействия, силой, длительностью, повторяемостью, интимностью впечатлений, возможностью самого тонкого индивидуального их подбора.
Различают неспецифическую и специфическую библиотерапию. Первая предполагает стимуляцию неспецифических терапевтических процессов успокоения, удовольствия, уверенности, удовлетворения, высокой активности, общего развития личности. Специфическая библиотерапия характеризуется направленностью на
строго определенные психологические процессы (контроль, эмоциональную переработку, тренировку, разрешение конфликта), на конкретные нарушения, личностные особенности, трудности. Этот вид библиотерапии чаще использует специально-научную медицинскую и психологическую литературу.
Очень близко к данному виду аутопсихотерапии
примыкает так называемая имаготерапия как раздел игровой терапии. Суть ее состоит в том, что люди с художественным типом высшей нервной деятельности при желании способны усваивать и воспроизводить некоторые черты героев художественных произведений и тем самым укреплять свою психику.
Опосредованная регуляция мотивации происходит в результате воздействия на центральную нервную систему в целом или ее определенные образования через косвенные факторы непрямого действия. Известны лишь несколько методов чисто опосредованного влияния на характер и содержание мотивации. Наиболее интересным из них является медитация. Это целое семейство психических состояний, которые формируются посредством интенсивной концентрации внимания на каком-либо предмете или, наоборот, при полном его рассредоточении. Опосредованное воздействие на мотивацию могут оказать специальные дыхательные упражнения, а также некоторые химические вещества. И все же есть немалые основания говорить о том, что именно медитация является наиболее эффективным и комплексным специфическим методом опосредованного воздействия на основные мотивационные слагаемые психического содержания личности. Не вдаваясь здесь в детальный анализ психофизиологических особенностей этого состояния, остановимся на результатах, которые были получены в многочисленных экспериментах по изучению психологических эффектов этого во многом необычного состояния.
Следует сказать, что где-то в начале пятидесятых годов значительно активировались научные исследования в области медитаций. До сих пор интерес к этой проблеме не снижается. Судя по результатам экспериментальных работ, воздействие медитации на психику человека разностороннее и многозначное. Человеческий язык не в состоянии выразить ту сложную гамму ощущений и переживаний, которые появляются в процессе медитации и после нее. Все попытки словесно выразить субъективный опыт медитации, как правило, не дают положительного результата, так как не БывютT точнее следующего типичного описания. «Медитация - это раскрытие нового. Новое - это прекращение повторения. Смерть старого, которую порождает медитация, есть безмолвие нового. Новое не находится в области мысли, а медитация - это безмолвие мысли ... Она безмолвие, в котором с самого начала перестал существовать наблюдающий».
Положительное воздействие медитации на эмоциональную сферу и, как следствие этого, на систему мотивации сегодня бесспорный факт. Эти психические изменения уже вполне поддаются словесным описаниям. Если постараться пробиться через дебри терминологии в книгах по медитации и ее исследованиям, пытающимся выразить иррациональное, то можно достаточно популярно описать те положительные ощущения и переживания, которые наступают у медитирующего. Мы берем на себя смелость дать такое описание последствий занятия медитацией. Они, как нам стало понятно, состоят в следующем.
Человек начинает более ощутимо и непосредственно осознавать свои обширные и разносторонние связи с окружающим миром. Ему кажется, что его сознание расширилось до тех пределов, когда можно понять саму основу бытия и, в частности, разумность, целесообразность и даже необходимость собственной жизни, что служит основанием для восприятия себя как существенной ценности во вселенной. Переживание такого восприятия мира расценивается человеком как окончательная реальность, не подлежащая какому-либо сомнению. В связи с этим укрепляется внутреннее ощущение целостности и обоснованности собственной личности, появляется интуитивное впечатление, что свои проблемы можно решать или устранять лишь чисто внутренними психическими усилиями. В результате всех перестроек рождается глубокая вера в свои возросшие творческие возможности, которая нередко подтверждается и реальными их проявлениями.
Можно сказать, что наиболее выраженным результатом медитации является позитивная, радостная окраска общего жизнеощущения, которая, в свою очередь, придает светлые тона всей системе мотивации данного человека.
Стоит здесь упомянуть и еще об одном экзотическом методе в определенном смысле аналогичного характера. Он производит в психике человека настолько глубокие и очевидные изменения, что получил в связи с этим название «второго рождения». Речь идет о новом способе дыхания, применение которого в некоторых случаях вызывает выраженный психотерапевтический эффект субъективного облегчения, близкий к тому, который характерен для медитации. Разработан он и применяется в США, а специалисты, его практикующие, называют себя альтернативными акушерами. В основе теоретического обоснования этого метода лежит утверждение, что большинство психоневротических нарушений у взрослого человека обусловлено фиксацией в подсознании резко отрицательных воздействиЙ, полученных им в период рождения. Освобождение подсознательной памяти от этих специфических болезнетворных факторов способствует выздоровлению и значительному улучшению общего самочувствия.
Известный американский психолог и социолог Сондра Рей так формулирует психофизиологические механизмы, обусловливающие психотерапевтический эффект этого метода. Человеческое подсознание хранит гораздо больше информации, чем думали раньше. В нем хранятся впечатления не только о первых месяцах жизни, но даже и те, что сложились за несколько недель до рождения. С помощью метода «второго рождения» взрослые люди воскрешают в памяти свои самые ранние переживания и получают облегчение. В сущности своей этот 'метод не что иное, как практическая реализация идеи З. Фрейда о вытеснении. Человек бессознательно ищет трудности. похожие на те, что травмировали психику в раннем детстве. Преодолев их, он как бы вытесняет из подсознания негативные переживания, которые мешали жить.
Метод «второго рождения» весьма прост: человек должен в лежачем положении около часа глубоко дышать. Дело в том, что при глубоком дыхании в состоянии покоя в крови уменьшается содержание углекислого газа, в результате чего снижается возбудимость дыхательного центра, нарушается регуляция кровотока, особенно сильно выраженная в сосудах мозга. Человек начинает задыхаться, у него кружится голова, он теряет сознание. Американские специалисты считают, что подобные ощущения служат своеобразным ключом, который «открывает» подсознание, хранящее трудные воспоминания о появлении на свет. Они считают, что самочувствие человека в этот момент имеет много общего с ощущениями новорожденного. Любопытны свидетельства самого пациента о переживаниях, которые возникают в ходе лечебного сеанса. «Сначала я действительно пережил очень неприятные мгновения,- рассказал М., пожелавший избавиться от невроза.- Но потом у меня словно открыл ось второе дыхание. От кончиков пальцев по рукам и ногам словно струил ась энергия, которая заставляла тело вибрировать. Появилось ощущение необыкновенной силы и одновременно умиротворенности.
Неожиданно увидел яркий свет и подумал, что на потолке зажгли лампы. Открыл глаза - вокруг по-прежнему полумрак. Закрыл - опять светло, как в ясный день. Потом произошло невероятное ... Я поднял к глазам свою руку - она светилась. Потом свет ис¬чез, а все тело стало трясти, как в лихорадке. Руки и ноги налились свинцовой тяжестью, их начало сводить судорогами. Казалось, чудовищная сила давит, скручивает, ломает тело. Показалось, что на меня наваливается что-то огромное, тяжелое, темное - оно может раздавить ..
И вдруг я вспомнил, что все это пережито в детстве - в кошмарных снах. Воспоминание о них сохранилось в виде очень тяжелого страха, который нередко возникал в юности. И потом я часто испытывал неодолимое желание совершить рискованные поступки, преодолевая знакомый с детства ужас. Неужели это и было то бессознательное стремление вытеснить из подсознания ранние переживания?»
Как считают авторы метода, осознание психических травм, сопутствующих появлению человека на свет, дает возможность изменить их посредством целенаправленных представлений о том, как бы все это могло произойти при благоприятном стечении обстоятельств. Таким образом, в подсознании стирается негативная информация и закладывается позитивная.
Один из крупнейших психиатров США, Станислав Гроф, в своих научных работах приводит много случаев, когда после нескольких сеансов погружений в подсознание пациенты избавлялись от недугов, которые трудно поддаются лечению традиционными методами.
Для нас важно, кроме того, что сопутствующим эффектом этого лечения является последующее позитивное отношение к окружающему миру и к собственной системе мотивации, субъективная ценность которой существенно п6вышается.
Итак, мы рассмотрели непосредственную и опосредованную мотивационную саморегуляцию. Однако есть методы, которые сочетают в себе оба эти вида воздействия, когда побудительная система стимулируется и непосредственно через конкретный мотив, и через условия, способствующие его формированию. В принципе смешанным видом мотивационной регуляции обладает аутогенная тренировка.
Мы уже говорили об избирательном, «прицель-
ном» ее действии при намеренном формировании мотивов. Однако главным действующим компонентом аутогенной тренировки является так называемая мышечная релаксация, которая и сама по себе, без дополнительных словесных установок оказывает благотворный эффект на эмоциональную сферу личности, как бы подтягивая на передний план жизнедеятельности прежде всего ее позитивную мотивацию. ,Это, по-видимому, одна из причин, вследствие которых аутогенные тренировки получили необыкновенно широкое признание и распространение едва ли не во всем мире. Вообще в повседневной жизни человеку свойственно пользоваться смешанными способами саморегуляции мотивов. Вспомним, например, праздничные ритуалы, где действие целенаправленно организованной внешней среды дополняется соответствующими речами, лозунгами, призывами и т. п. Так же строится и индивидуальное поведение человека, стремящегося усилить свои мотивы. Очень часто исключительно интуитивно подключаем мы к определенным видам жизнедеятельности не только внутренний диалог, но и некоторые воздействия внешней среды (слушание музыки, выход на при-
роду и т. п.).
Говоря О мотивационной саморегуляции, нельзя не
сослаться на работы советского психолога А. А. Кроника, выделившего некоторые существенные способы «маневрирования» личности в собственной мотивационной сфере. Так, в частности, он различает «четыре относительно независимых принципа саморегуляции человеком своей мотивации», считая, что именно эти «формы И принципы саморегуляции представляют собой наиболее общие психологические способы усиления человеком своей мотивации к миру»
Саморегуляция, по Кронику, основывается на принципах максимизации полезности, минимизации потребностей, минимизации сложности, максимизации способностей. Однако, как справедливо отмечает А. А. Файзуллаев, сами эти психологические механизмы максимизации полезности и способностей и минимизации потребностей и сложности могут использоваться как для усиления мотивации, так и для ее ослабления, если эти принципы взять С противоположным знаком 2. Выходит, что С одинаковым основанием можно говорить и о следующих приемах ослабления человеком своей мотивации: минимизация полезности, максимизация потребности, максимизация сложности, минимизация способностей. Это значит, что данные принципы могут служить не только для эффективной борьбы с нежелательными побуждениями, но и для самообмана, ложного самоубеждения, если такая борьба оказывается трудной. Так, например, человек, принявший решение покончить с пьянством, может вместо максимизации минимизировать целесообразность желания бросить пить (до аЛкоголизма мне еще далеко), вместо минимизации максимизировать свою потребность в алкоголе (избавляю себя от стрессов), вместо минимизации максимизировать степень сложности самого процесса избавления от этой привычки (трудная работа, дома выводит из равновесия жена) и, наконец, вместо максимизации минимизировать свои способности и возможности в этом деле (всегда отличался слабой волей). Как видим, каждое положение здесь выполняет откровенно защитную функцию, а взятые все вместе играют совершенно демобилизующую роль по отношению к принятому решению. Практика показывает, что сплошь и рядом злоупотребляющие алкоголем «конструируют» себе именно такого рода мотивацию.
Данный пример подтверждает еще и то положение, что саморегуляция мотивации в принципе может осуществляться взаимопротивоположным подходом: одно дело максимизация «полезности» алкоголя как стрессозащитного средства, другое дело максимизация полезности для здоровья полного отказа от выпивок. Ясно, что побудительная сила такого рода установок существенно изменяется в зависимости от того, полезность чего максимизируется. Это же условие сохраняет справедливость и по отношению к остальным трем принципам.
СамокорреКТИРОвка личности
Личностные уровни регуляции жизнедеятельности мобилизуются в тех случаях, когда надо переделывать не обстоятельства, не жизнь, но самое себя, личностные свои ценности и психологические установки.
В советской психологической науке исследование этих вопросов велось в основном на чисто теоретическом уровне. К тому же наличествовал сильно выраженный социальный уклон, уводивший в сторону от решения задач практической психотерапии конкретного человека, тем более от вопросов саморегуляции. Исследования личностной регуляции, особенно прикладного назначения, встречаются весьма редко. Показательно, что даже такое понятие, как «самоорганизация», означающее наиболее общий уровень личностной саморегуляции, является для отечественной психологии новым, еще не вошедшим в словари, справочники, учебники. Это вовсе не значит, что психологическая наука витала в теоретических высях совершенно в стороне от проблем человека. Значительные предпосылки к изучению психологических проблем личности, само направление научных поисков этого плана были заложены в трудах В. С. Мерлина, Б. Г. Ананьева, Б. М. Теплова. Усилиями именно этих ученых были исследованы, проработаны и определены основные составляющие личности, обусловливающие индивидуально неповторимый комплекс ее возможностей, а также система факторов, способствующих их реализации.

Ответить